Мишель А. Кремо, Ричард Л. Томпсон

Запрещенная археология

Зміст:

Мишель А. Кремо, Ричард Л. Томпсон Запрещенная археология

Вступительное слово

Об этой книге

Об этой книге (из другого издания)

Об авторах:

Цитаты:

Предисловие

Предисловие

Введение и благодарности

ГЛАВА 1. Песенка «Красного льва», Дарвин и человеческая эволюция

Слово Дарвину

Появление гоминид

Таблица 1.1 Геологические эры и периоды

Некоторые принципы эпистемологии

ГЛАВА 2. Изрезанные и разбитые кости: начало обмана

Сант-Прест (Франция)

Современный пример — река Олд-Кроу, Канада

Пустыня Анза-Боррего (Калифорния)

Изрезанные кости из Италии

Носорог из Билли, Франция

Де Сансан (Франция)

Пикерми, Греция

Проколотые зубы акулы с Красной Скалы (Англия)

Изрезанная кость из Дарданелл (Турция)

Balaenotus из Монте-Аперто (Италия)

Halitherium из Пуансе (Франция)

Сан-Валентино (Италия)

Клермон-Ферран (Франция)

Изрезанная раковина с Красной Скалы (Англия)

Каменные орудия с нижних слоев Красной Скалы (Англия)

«Слоновий Ров» в Деулише, Англия

Заключительные слова о намеренно модифицированных костях

ГЛАВА 3. Эолиты — камни раздора

Эолиты с плато Кент, Англия

Открытия Д. Рэйда Мойра в Восточной Англии

Известные разоблачители эолитов

Недавние находки эолитических орудий в Северной и Южной Америке

Джордж Картер и стоянка на Техасской улице

Льюис Лики и стоянка Калико

Тока да Есперанса, Бразилия

Монте-Верде (Чили)

Недавние находки в Пакистане

Сибирь и Индия

Кто сделал эолитические орудия?

ГЛАВА 4. Грубые палеолитические орудия

Находки Карлоса Рибейро в Португалии

Находки Л. Бурже в Тенае (Франция)

Орудия из Ауриллака (Франция)

Открытия А. Руто в Бельгии

Открытия Фреуденберга около Антверпена

Центральная Италия

Каменные орудия из Бирмы

Орудия с реки Блэкс-Форк

ГЛАВА 5. Развитый палеолитический и неолитический инструментарий

Открытия Флорентино Амегино в Аргентине

Орудия, найденные Карлосом Амегино в Мирамаре, в Аргентине

Попытки дискредитировать Карлоса Амегино

Другие боласы и подобные предметы

Относительно развитые находки в Северной Америке

Шегуяндах, или вендетта в археологии

Льюисвиль и Тимлин, или продолжение вендетты

Хьетлако (Мексика)

Пещера Сандия (Нью-Мексико)

Неолитические орудия из калифорнийской «Золотой страны»

Предвзятые эволюционистские концепции

ГЛАВА 6. Свидетельства о существовании развитой культуры в далеком прошлом

Артефакты из Экс-эн-Провенс (Франция)

Буквы на куске мрамора (Филадельфии)

Гвоздь в девонском песчанике (Шотландия)

Золотая нить в камне каменноугольного периода (Англия)

Металлическая ваза из докембрийской скалы в Дорчестере (Штат Массачусетс)

Меловой шар третичного периода из Лана (Франция)

Предметы из скважины в Иллинойсе

Глиняная фигурка из Нампы (штат Идахо)

Золотая цепочка из карбонового угля из Моррисонвиля (штат Иллинойс)

Изрезанный камень Лехигской угольной шахты, около Вебстера (штат Айова)

Железная чашка из Оклахомской угольной шахты

Подошва туфли из Невады

Каменная стена в оклахомской шахте

Металлические трубы из мела во Франции

Отпечаток туфли в глинистом сланце из Юты

Бороздчатая сфера из Южной Африки

ГЛАВА 7. Аномальные останки человеческих скелетов

Трентонская бедренная кость

Скелет из Галлей-Хила

Челюсть из Мулин-Квигнон

Современный Мулин-Квигнон

Скелет из Кличи

Фрагменты черепа из Ла-Дениса

Ипсвичский скелет

Терра-Амата

Череп из Буэнос-Айреса

Южно-американский человек — прямоходящий?

Фоксхальская челюсть

Скелеты из Кастенедоло

Савонский скелет

Позвоночник из Монте-Гермозо

Челюсть из Мирамара

Череп из Калавераса

Другие человеческие окаменелости из Калифорнийской «Золотой страны»

Чрезвычайно древние находки в Европе

Полнейшие аномалии

ГЛАВА 8. Яванский человек

Жан Дюбуа и питекантроп

Экспедиция Селенки

Дюбуа покидает поле битвы

Еще несколько бедренных костей

Принадлежали ли тринильские кости современному человеку?

Гейдельбергская челюсть

Фон Кенигсвальд делает новые находки яванского человека

О роли института Карнеги

Вернемся на Яву

Позднейшие открытия на Яве

Химическая и радиометрическая датировка яванских находок

Сбивающие с толку доказательства существования яванского человека

Таблица 8.1 Ископаемые останки гоминида с острова Ява

ГЛАВА 9. Пилтдаунская мистификация

Долсон находит череп

Разоблаченная подделка?

Кто же обвиняется?

ГЛАВА 10. Пекинский человек и другие находки в Китае

Чжоукоудянь

Дэвидсон Блэк

Трансформация фонда Рокфеллера

Историческая находка и хладнокровная компания

Следы каннибализма

Окаменелости исчезают

Пример интеллектуальной нечестности

Таблица 9.1. Доказательство предположительного эволюционного увеличения объема черепа синантропа в Чжоукоудяне (Китай).

Датирование по морфологии

Возраст окаменелостей человека разумного в Тонгзи в Южном Китае

Другие открытия в Китае

ГЛАВА 11. Современный обезьяночеловек

Криптозоология

Дикие люди из Европы

Северо-запад Северной Америки

Центральная и Южная Америка

Йети: Снежный человек Гималаев

Альмасты из Центральной Азии

Дикий человек Китая

Дикий человек из Малайзии и Индонезии

Африка

Официальная наука и сообщения о диком человеке

ГЛАВА 12. Африка всегда приносит что-то новое

Скелет Река

Черепа из Канджеры и челюсть из Канамы

Таблица 12.1 Содержание урана в окаменелостях гоминид из Канджеры

Рождение австралопитека

Зинджантроп

Человек умелый

Сказка о двух плечевых костях

Открытия Ричарда Лики

Тараннная кость ЕК 813

ОН 62: Не встанет ли настоящий человек умелый?

Окснард критикует австралопитека

Люси

Австралопитек афарский: чересчур очеловечен?

Следы в Лаэтоли

Черный череп, черные мысли

 

Об этой книге

 

С тех пор, как Чарльз Дарвин опубликовал «Происхождение видов», ученые развили различные эволюционные теории происхождения человека. Соглаcно текущей версии, человек, подобный нам, человек Homo sapiens, произошел в Африке около 100 000 лет назад. Но «Запрещенная археология» Мишеля А. Кремо и Ричарда Л. Томпсона изобилует свидетельствами, которые демонстрируют существование людей, анатомически подобных современным людям, задолго до этого. Эти свидетельства стали известны совсем недавно. Раньше они игнорировались, замалчивались или были забыты, просто потому, что не стыковались с общепринятой в данный момент точкой зрения на происхождение и древнюю историю человека.

На протяжении двух последних столетий, исследователи обнаруживают кости и другие предметы, показывающие, что подобные нам люди существовали на Земле миллионы лет назад. Однако хранители устоев науки замалчивали, не обращали внимание или просто забывали об этих удивительных фактах. Почему? Потому что, они противоречат доминирующим среди ученых взглядам на историю древности и истоки происхождения человечества.

 

Предрассудки теории эволюции, которых очень твердо придерживались могущественные группы ученых действовали, по выражению Мишеля А. Кремо и Ричарда Л. Томпсона, подобно фильтру пропускающему через себя знание. И это отфильтровывание, совершалось ли оно умышленно, или же нет, оставило нам радикально неполный набор фактов для того чтобы иметь правильное представление о происхождении человечества.

По мнению Кремо и Томпсона мы были вынуждены принять картину предисторического развития Земли в совершенно искаженном виде. Поэтому книга «Запрещенная археология», — это обращение к читателю, где ему предлагают изменить твердо устоявшиеся в наши дни представления.

Предлагая необычайно большое количество убедительных фактов, с глубиною дополняемых критическим анализом, Кремо и Томпсон бросают нам вызов, с тем, чтобы мы пересмотрели свои взгляды на происхождение человека, его подлинную сущность и предназначение.

Читая «Запрещенную археологию», мы как бы сопровождаем авторов в совершаемой ими удивительной интеллектуальной экспедиции. Мы в буквальном смысле принимаем участие в раскопках громадного хранилища сокрытых знаний, дополняющих наше понимание истории человеческого вида.

Это исследование приглашает нас посетить пять континентов, места основных археологических исследований, некоторые из которых давно забыты, а некоторые, — настоящие центры сегодняшних исследований. Мы также встретимся со многими знаменитыми и обыкновенными людьми, — пионерами в исследованиях доисторического периода развития Земли, каждый из которых может поделиться своими секретами.

Книга «Запрещенная археология» призвана пробудить противоречия, бросить вызов в адрес наиболее фундаментальных устоев современного научного представления о мире. Тщательно продуманная и замечательно написанная, книга «Запрещенная археология» выводит нас на перекресток знания и предлагает набраться мужества и сделать первый шаг в новом направлении к истине.

 

Об авторах:

 

Мишель А. Кремо — исследователь, сотрудник Института Бхактиведанты, специализуется по истории и философии науки. Его тщательные исследования в течении восьми лет при написании «Запрещенной археологии» документированы главным научным достижением — этой книгой.

 

Д-р. Ричард Л. Томпсон один из членов-основателей Института Бхактиведанты. Получил степень доктора математики в Корнельском университете. Он является автором научных книг и статей по эволюционной биологии. В 1984 году он стал инициатором грандиозного исследования, кульминацией которого стало написание книги «Запрещенная археология».

 

Институт Бхактиведанты, основанный в 1975 году, является центром, предназначенным для исследования природы и происхождения жизни и вселенной современными методами в свете древнеиндийской Ведической литературы.

 

Предисловие

 

Я воспринимаю книгу «Запрещенная археология» как важную работу, написанную на высоком научном и интеллектуальном уровне. Авторы «Запрещенной археологии» внедряются в такие сферы созданных человеком конструкций научных «фактов» и теорий, «территории постмодерна», которые все чаще и чаще исследуются историками, философами и социологами в области научного знания. Недавние исследования вопросов зарождения научного знания Запада показали, что «действительно заслуживающее доверия» знание находится на пересечениях физических мест действия и социальных отличий. Исторические, социологические, этнометодологические исследования науки, проведенные такими учеными, как Гарри Колинз, Майкл Мелки, Стивен Щапин, Томас Кун, Гарольд Гарфинкель, Майкл Линч, Стив Вулгар, Эндрю Пиккеринг, Бруно Лато, Карин Кнорр-Цетина, Донна Харавэй, Аллюкье Стоун, Малькольм Ашмор, дали результат, что все научные дисциплины, будь то палеоантропология, или же астрономия, «производят знания» через локально сконструированные представительские системы, а также практические приемы, которые делают обнаруженные явления видимыми, поддающимися количественной оценке, а также сочлененными с более крупным «телом» традиции. По выражению Майкла Линча: «ученые конструируют и используют приборы, видоизменяют образцы материалов, пишут статьи, делают рисунки и строят организации». Кремо и Томпсон, тщательно исследовав историю антропологических открытий, оказались в самом центре эпистемологического кризиса, возникшего в связи с находками останков древнего человека, и связанного с процессом подавления дисциплиной, а также с существующей в научных кругах практикой сокрытия «аномальных доказательств» с целью построения «убедительных теорий», а на их основе локальных институтов знания и власти.

 

По словам Кремо и Томпсона, археологические и палеоантропические «факты превращаются в целую сеть аргументов и претензий к наблюдателю», которые формируют «истину» дисциплины, и в то же время игнорируют существование физического доказательства или производимых фактически на месте находки физических работ. Эта перспектива, хотя и радикальна, соответствует тому что изложено в работе, которую я считаю лучшей из новых работ, в которых исследуются научные знания.

 

Авторы «Запрещенной археологии» не скрывают своей причастности к релятивистскому спектру производства знаний. Они размещают свои знания о вселенной в контурах, полученных вследствие своего личного опыта практики ведической философии, религиозного восприятия и знаний индийской космологии. И хотя написанное ими интригующее рассуждение, «Доказательства существования развитой культуры в древнейшие эпохи» чрезвычайно сильно отличается от того, что может предложить «нормальная» западная наука, в ней тем не менее прослеживается ход доказательной мысли.

 

На мой взгляд, именно открытость субъективной позиции делает книгу «Запрещенная археология» оригинальным и важным вкладом в научные исследования постмодерна, которыми сейчас занимаются социологи, антропологи, археологи; а также истории науки и идей. Необыкновенные идеи авторов дают ученым, изучающим постмодерн, взглянуть на ставшую уже достоянием истории научную практику, дебаты, а также на саму историю развития науки.

 

Доктор Пьер Дж. Флинн, Департамент искусств и науки Калифорнийский государственный университет, Сан Маркос, Калифорния, США

 

Предисловие

 

Человеческая история не является чем-то, к чему каждый должен относится догматически. Несколько лет назад гипотеза «Митохондриальной Евы» представлялась публике практически как факт; но теперь она находится в опале. И лишь за несколько дней до того, как я написал эти слова, в газетах сообщили об изменении даты черепного фрагмента с Явы, приписываемого человеку прямоходящему. Теперь сказали, что ему 1.8 миллионов лет, и кажется, что эта окаменелость относит этот азиатский вид, которой объявлялся человеческим предком, к гораздо более отдаленному прошлому, чем когда он предположительно мигрировал из Африки.

 

Такой факт мог бы получить широкую известность, потому что, хотя он и не соответствует ожиданиям некоторых палеоантропологов, он волнует других и никаким фундаментальным образом не угрожает целостности принятой картины эволюции человека. Но что, если бы окаменелости современного человека были найдены в отложениях, датируемых 2.0 миллионами лет? Встретила ли бы доверие эта поразительная находка? Возможно последовало бы непреодолимое давление пересмотреть дату, переотнести окаменелость к какому-нибудь дочеловеческому виду, поставить под вопрос компетентность открывателя, и постепенно вообще забыть об этом.

 

Согласно Майклу Кремо и Ричарду Томпсону, что-то в этом роде случилось раньше и случалось часто. Все это происходило благодаря двойственному стандарту, применяемому для оценки свидетельств. Свидетельства о древних людях и их орудиях с готовностью принимаются, если они подходят под ортодоксальную модель человеческой эволюции. Свидетельство, в такой же степени надежное, но не соответствующее этой модели, игнорируется или даже подавляется. Оно довольно быстро выпадает из литературы, и через несколько поколений почти так же невидимо, как будто его и не было. В результате, заслужить доверие иному пониманию истории древниго человека практически невозможно. Свидетельства, которые подтверждали бы его, уже недоступны для рассмотрения.

 

В обширной работе, озаглавленной «Запрещенная археология», Кремо и Томпсон привели ошеломляющее описание некоторых фактов, которые когда-то были известны науке, но которые потом исчезли с поля зрения благодаря «фильтру знаний», который защищает правящую парадигму. Поисковая работа, требуемая, чтобы найти эти свидетельства, была впечатляюща, и авторы сообщили, что они нашли, и как они нашли с такими подробными деталями, и с таким полным анализом, что они заслужили быть принятыми в серьез. К сожалению, относительно немного профессиональных ученых желают рассматривать свидетельства, разрушающие превалирующие взгляды, и которые имеют источник за пределами официальной науки течения. Настоящий труд представляет обычному читателю обзор большой работы, и я надеюсь, что она привлечет внимание беспристрастно настроенных профессионалов, которые могли бы быть подвигнуты на изучение гораздо более подробного описания тех же самых свидетельств в первоначальном томе.

 

Авторы искренне признают их стремление поддержать идею, коренящуюся в ведической литературе Индии, о том, что человечество имеет очень древнюю истории, я не разделяю их религию или их стремления, но я также не считаю, что есть что-то недостойное в религиозных взглядах, которые честно признаются. Все ученые, как и другие люди имеют мотивы и предубеждения, которые могут затенять их суждения, а догматический материализм, который правит умами многих видных ученых гораздо более вероятно может нанести вред истине, потому что он не считается предубеждением. В конце главная вещь не почему исследователи были нацелены искать определенный род свидетельств, но нашли ли они что-то достойное освещения, и достойное серьезного рассмотрения научным сообществом.

 

Насколько я могу судить, Кремо и Томпсон докладывали о свидетельствах, заслуживающих подобного рода серьезного рассмотрения. Я пишу это предисловие не для того чтобы подтвердить их находки, но чтобы побудить серьезных студентов по этому предмету услышать беспристрастные суждения. Это очень интересная книга, которая обеспечивает увлекательное чтение. Мне бы очень хотелось увидеть, насколько хорошо свидетельства, о которых она пишет, встают для беспристрастного анализа наиболее осведомленных читателей, которые могут быть рады получить шанс изучить свидетельства, которые не включены в учебники и пересмотреть статьи, которые им давали в их колледжах и институтах.

Филип Е. Джонсон, Школа Юристов Университет Калифорнии, Беркли, автор книги «Суд над Дарвиным»

 

Введение и благодарности

 

В 1979 году исследователи из Лаэтоли, в Танзании, стоянке в Восточной Африке обнаружили отпечатки ног в отложениях вулканического пепла, возраст которого составлял более 3,6 миллионов лет. Мэри Лики и другие сказали, что отпечатки были неотличимы от следов современных людей. Для этих ученых это означало только то, что у человеческих предков 3.6 миллионов лет назад было удивительно современное строение ног. Но согласно другим ученым, таким как физический антрополог Р. Х. Таттл из Университета Чикаго, ископаемые кости ног известных австралопитеков возрастом 3.6 миллионов лет показывают, что строение их стоп было практически как у обезьян. Следовательно они не сообразуются с лаэтольскими отпечатками. В статье мартовского выпуска «Нэйчрэл Хистори» за 1990 год, Таттл признался, что «Мы остались с какой-то загадкой.» Поэтому кажется допустимым рассмотреть возможность, о которой не упомянули ни Таттл ни Лики: существа с телами анатомически современных людей, соответствующими анатомически современному строению их стоп, существовали в Восточной Африке около 3.6 миллионов лет назад. Возможно, как это показано на иллюстрации на противоположной стороне, они сосуществовали с другими более обезьяноподобными существами. Как бы ни была захватывающа эта археологическая возможность, современные представления о человеческой эволюции отвергают ее.

 

Но 1984 по 1992 годы, Ричард Томпсон и я с помощью нашего исследователя Стефена Берната собрали обширное количество свидетельств, ставящих под вопрос современные теории человеческой эволюции. Некоторые из этих свидетельств, подобно лаэтольским отпечаткам, были обнаружены совсем недавно. Но о большинстве из них ученые сообщали в девятнадцатом и в начале двадцатого века.

 

Даже не рассматривая эти старые свидетельства, можно заключить, что с ними что-то не так — раз ученые давным-давно старательно устранили их, по каким-то очень существенным причинам. Ричард и я еще глубже рассмотрели эту возможность. Однако, мы сделали вывод, что качество этих противоречивых свидетельств не лучше и не хуже качества предполагаемых непротиворечивых свидетельств, обычно приводимых в пользу современных взглядов на человеческую эволюцию.

 

В части первой «Неизвестной истории человечества» мы подробно рассмотрели огромное количество противоречивых свидетельств, которые идут в разрез с современными представлениями об эволюции человека. Мы подробно описываем, каким образом эти свидетельства систематически подавлялись, игнорировались или уходили в забвение, несмотря на то, что качественно (и количественно) они равнозначны свидетельствам, говорящих в пользу принятого в настоящее время взгляда на происхождение человека. Когда мы говорим о подавлении свидетельств, мы не ссылаемся на конспираторов от науки, разрабатывающих сатанинский план обмана людей. Нет, вместо этого мы говорим о продолжающемся социальном процессе фильтрации знаний, совсем незаметном для глаз, но имеющем значительный подрывной эффект. Определенные категории свидетельств просто исчезают из поля зрения, по-нашему мнению, несправедливо.

 

Процесс подавления данных продолжается уже долгое время. В 1880 году, Дж. Д. Уитни, геолог из Калифорнии, опубликовал пространный обзор развитых каменных орудий, найденных в золотодобывающих калифорнийских шахтах. Инструменты, включая наконечники копий, каменные ступы и пестики, были найдены глубоко в стволах шахт, под толстыми неповрежденными слоями лавы, в формациях возрастом от 9 до 35 миллионов лет. В. Х. Холмс из Смитсонского Института, один из наиболее громких критиков калифорнийских находок, писал: «Вероятно, если бы профессор Уитни до конца понял историю человеческой эволюции, как ее понимают сегодня, он не стал бы так решительно объявлять свои выводы (о том, что люди существовали в Северной Америке в очень древние времена), несмотря на внушительный ряд свидетельств, с которыми он вступил в спор.» Другими словами, если факты не согласуются с привилегированной теорией, тогда такие факты, даже внушительный их ряд, нужно отбросить.

 

Это подтверждает первый тезис, который мы хотим доказать в «Неизвестной истории человечества», а именно то, что в ученом сообществе существует фильтр знаний, который отсеивает нежелательные свидетельства. Этот процесс фильтрации знаний длился более столетия и продолжается по сей день.

 

Помимо основного процесса фильтрации знаний, бывают случаи прямого давления.

 

В начале 1950-х годов, Томас Б. Ли из Национального Музея Канады нашел развитые каменные орудия в ледниковых отложениях в Шегуяндахе на острове Манитулин на севере озера Гурон. Геолог Джон Санфорд их Уэйнского Государственного Университета утверждал, что самым старым шегуяндахским орудиям по крайней мере 65 000 лет и они могут достигать возраста до 125 000 лет. Для людей, придерживающихся стандартных взглядов на древнейшую историю Северной Америки, такие цифры неприемлемы. Первые люди пришли в Америку из Сибири около 12 000 лет назад.

 

Томас Б. Ли пожаловался: «Открыватель стоянки [Ли] был уволен и долго оставался без работы; издание его публикаций было прекращено; несколько авторитетных авторов… выставили его находки в ложном свете; тонны артефактов исчезли в запасниках Национального музея Канады; за отказ уволить открывателя директор Национального музея, который собирался напечатать монографию о стоянке, был уволен сам и подвергнут остракизму; известные и могущественные представители официальной науки старались завладеть всего лишь какими-то шестью образцами из Шегуяндаха, которые не были тайной для кого-то, а стоянка была превращена в туристический курорт. Шегуяндах заставил бы „браминов“ [научную элиту] признаться в том, что они не всезнающи. Это бы заставило их переписать почти все учебники по данному вопросу. Это дело должно было быть уничтожено, и оно было уничтожено.»

 

Во второй части «Неизвестной истории человечества», мы делаем обзор принятых свидетельств, обычно используемых, чтобы подтвердить доминирующие сейчас взгляды на человеческую эволюцию. Мы в особенности рассмотрели статус австралопитека. Большинство антропологов говорят, что австралопитек был человеческим предком с обезьяноподобной головой и человекоподобным телом, а также с человеческой осанкой и манерой ходьбы. Но другие исследователи создают предпосылку для совершенно другого взгляда на австралопитека. Согласно этим исследователям, австралопитеки были очень похожи на обезьян, существами, частично обитавшими на деревьях и не имеющими прямой связи с человеческой эволюционной линией.

 

Во второй части мы в том числе обсудили возможность сосуществования примитивных гоминидов и анатомически современных людей не только в отдаленном прошлом, но и в настоящем. За прошлое столетие ученые накопили свидетельства, предполагающие, что человекоподобные существа, похожие на гигантопитека, австралопитека, человека прямоходящего и неандертальца живут в различных диких местах земного шара. В Северной Америке эти существа известны как Сасквоч. В Центральной Азии их называют альмасты. В Африке, Юго-Восточной Азии, Центральной Америке и в Южной Америке их называют разными именами. Некоторые исследователи используют всеобщий термин «дикие люди», чтобы объединить их всех. Ученые и врачи сообщали, что видели живых диких людей, мертвых диких людей и отпечатки ног. Они также собрали тысячи сообщений от обычных людей, которые видели диких людей, и подобные свидетельства из исторических записей.

 

Кто-то мог бы спросить, зачем бы нам составлять такую книгу, как «Неизвестная история человечества», если у нас нет скрытых целей. Разумеется, есть некоторые скрытые мотивы.

 

Ричард Томпсон и я являемся членами Института Бхактиведанты, ветви Международного Общества Сознания Кришны, который изучает взаимосвязь между современной наукой и взглядом на мир, представленным в ведической литературе Индии. Из ведической литературы мы извлекаем идею о том, что человечество имеет очень древнюю историю. В целях проведения систематического исследования существующей научной литературы по поводу возраста человека, мы выразили ведический взгляд в форме теории о том, что различные человекоподобные и обезьяноподобные существа сосуществовали долгое время.

 

То, что наша точка зрения берет начало в ведической литературе не должно ее дисквалифицировать. Выбор теории может прийти из множества источников — личное вдохновение, предыдущие теории, предположение друга, кино и т. д. На самом деле важна не теория, а ее способность соответствовать фактическим данным.

 

Из-за пространных обсуждений мы не смогли развить в этом томе наши идеи об альтернативе настоящим теориям о происхождении человека. Поэтому мы планируем второй том, касающийся наших обширных результатов исследований по нашему ведическому исходному материалу.

 

На этом месте, я хотел бы что-то рассказать о моем сотрудничестве с Ричардом Томпсоном. Ричард является ученым по образованию, математиком, опубликовавшим признанные статьи и книги в областях математической биологии, удаленной чувствительности спутников, геологии и физики. Я не являюсь ученым по образованию. Начиная с 1977 года, я был писателем и редактором книг и журналов, публикуемых издательством «Бхактиведанта Бук Траст».

 

В 1984 году Ричард попросил своего помощника Стефена Бернета начать собирать материал по происхождению и возрасту человека. В 1986 году Ричард попросил меня взять этот материал и составить по нему книгу.

 

Пока я просматривал материал, предоставленный мне Стефеном, меня поразило очень маленькое количество сообщений с 1859 года, когда Дарвин опубликовал свое «Происхождение видов», по 1984 год, когда Дюбуа опубликовал свой доклад о яванском человеке. Заинтригованный, я попросил Стефена достать какие-нибудь книги по антропологии начиная с конца девятнадцатого до начала двадцатого столетий. В этих книгах, как и в ранней редакции «Ископаемых людей» Марселин Боуль, я нашел очень негативные обзоры многочисленных сообщений рассматриваемого периода. Прослеживая сноски, мы откопали несколько образцов подобных сообщений. Большинство их них, сделанных учеными девятнадцатого столетия, описывали изрезные кости, каменные орудия и останки анатомически современных людей, встречавшиеся в неожиданно древних геологических контекстах. Сообщения были высокого качества, отвечавшие на множество возможных возражений. Это побудило меня проделать более систематический поиск.

 

Раскопки этих похороненых письменных свидетельств потребовали еще трех лет. Стефен Бернет и я достали редкие тома конференций и журналов со всего мира, и мы вместе переводили материал на английский. Записать манускрипт по собранным материалом заняло еще пару лет. В течение всего периода исследований и писательской работы, почти ежедневно я участвовал в дискуссиях с Ричардом о важности материала и о том, как его лучше подать.

 

Стефен получил большое количество материала из главы 6 от Рона Клайса, который любезно выслал на множество ксероксов первоначальных сообщений из своих архивов. Вирджиния Стин-Макинтайр была настолько добра, что предоставила нам свою корреспонденцию, касающуюся определению даты стоянки Хьеятлако в Мексике. Также у нас были содержательные дискуссии о каменных орудиях с Рутом Д. Симпсоном из Музея округа Сан-Бернардино и об следах акульих зубов на кости с Томасом А. Демере из Музея Естественной Истории Сан-Диего.

 

Эта книга не могла бы быть завершена без различных услуг Кристофера Битла, выпускника Браунского Университета по специальности программирование, который пришел в Институт Бхактиведанты в Сан-Диего в 1988 году.

 

За руководство работой над дизайном и макетом этого сокращенного издания, Ричард и я благодарим Алистер Тейлор. Дизайн обложки — работа Ямараджа даса. Иллюстрации напротив первой страницы введения и на рисунке 12.8 — это общепризнанные работы Майлза Триплетта. Беверли Симз, Дэвид Смит, Сигалит Биньямини, Сюзан Фриц, Барбара Кантатор, Жозеф Франклин и Майкл Бест также помогали при создании этой книги.

 

Ричард и я хотели бы в особенности поблагодарить международных попечителей Бхактиведанта Бук Траст, прежних и настоящих, за их щедрую поддержку исследований, написания и публикации этой книги.

 

В итоге, мы просим наших читателей доводить до нашего сведения любые дополнительные свидетельства, которые могут заинтересовать нас, в особенности в целях включения в будущие издания этой книги.

 

Корреспонденцию можно посылать нам по адресу:

Govardhan Hill Publishing, P. O. Box 52, Badger, CA 93603.

Майкл А. Кремо, Тихоокеанское побережье, Калифорния, 26 марта 1994 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 1. Песенка «Красного льва», Дарвин и человеческая эволюция

 

Одним вечером 1871 года в Эдинбурге (Шотландия), собралась компания образованных английских джентельменов — «Красных львов». Они счастливо ужинали вместе и развлекали друг друга шуточными песенками и речами. Хорошо известный своей остроумной лирикой лорд Нивес встал перед собравшимися «львами» и пропел 12 стансов, которые он сочинил на тему «Происхождение видов а lа Дарвин». Среди них есть такое четверостишие:

 

Когда обезьяна с гибким пальцем и большим мозгом

Сумела приобрести дар речи,

Господь Творения отвел ей царство,

В котором никто не может ей отказать.

 

Его слушатели ответили, как это принято среди «красных львов», сдержанным смешком и размахиванием фалд своих смокингов.

 

Всего лишь через 12 лет после опубликования «Происхождения видов» Чарльза Дарвина в 1859 году, все возрастающее число ученых и других образованных людей уже находили невозможным, и даже смешным, предположение о том, что люди — это не видоизменившиеся потомки обезьяноподобных существ. В самом «Происхождении видов» Дарвин затрагивает, но очень кратко, вопрос о происхождении человека, и лишь на последних страницах он отмечает, что «на происхождение человека и его историю будет пролит свет.» И все же, несмотря на осторожность Дарвина, ясно, что он не смотрит на человека как на исключение из своей теории о том, что одни виды эволюционируют из других.

 

Слово Дарвину

 

Вплоть до 1871 года Дарвин не выпускал книгу («Происхождение человека»), в которой он выражал свои детально развитые взгляды на человеческую эволюцию. Объясняя свою задержку, он писал: «На протяжении многих лет я записывал свои мысли о происхождении человека, и делал это без всякого намерения опубликовывать все это. Точнее, я даже с самого начала решил не публиковаться, так как думал, что тем самым я только умножу предрассудки против моих взглядов. Кажется, нужно указать на то, что благодаря первому изданию моего „Происхождения видов“ „на происхождение человека и его историю будет пролит свет“. И это подразумевало, что человек должен быть включен наряду с другими органическими существами в любую общую теорию, рассматривающую, как он появился на Земле».

 

В «Происхождении человека» Дарвин неоставляющим сомнения тоном отрицает какое-либо особое положение человеческих видов. «Таким образом, мы узнаем, — говорит он, — что человек произошел от покрытого шерстью хвостатого четвероногого животного, которое, возможно, обитало на деревьях и жило в Старом Свете». Это было смелое утверждение, но все же оно не было подкреплено самым убедительным доказательством — наличием окаменелых останков переходных форм от древних человекообезьян к современным людям.

 

Кроме двух неандертальских черепов из Германии и Гибралтара, возраст которых определен неточно, а также нескольких других находок с современной морфологией, о которых мало что известно, других открытий останков окаменелостей гоминид не было. Этот факт скоро стал веским доводом для тех, кто не согласился с дарвиновским предположением о том, что у людей были обезьяноподобные предки. Они спрашивали: «Где окаменелости, которые доказывают это?» Однако сегодня все палеоантропологи полагают, что, найдя ископаемых предков человека в Африке, Азии и других местах, они подтвердили надежды Дарвина.

 

Появление гоминид

 

В этой книге мы берем современную периодизацию геологических эпох (таблица 1.1). В этой работе мы используем ее как фиксированную систему при ссылках на историю древнейших и древних людей, что делается исключительно для удобства. Мы признаем, что наши находки могут вызвать серьезный пересмотр этой шкалы геологического времени.

 

 

 

 

Таблица 1.1 Геологические эры и периоды

 

Эра

Период

Начало, млн. лет назад

Кайнозойская

Голоцен

0,01

 

Плейстоцен

2

 

Плиоцен

5

 

Миоцен

25

 

Олигоцен

38

 

Еоцен

55

 

Палеоцен

65

Мезозойская

Меловый

144

 

Юрский

213

 

Триасовый

248

Палеозойская

Пермский

286

 

Каменноугольный

360

 

Девонский

408

 

Силурийский

438

 

Ордовикский

505

 

Кембрийский

590

 

 

Согласно современным взглядам, первые человекообразные обезьяны появились в олигоцене, который начался 38 миллионов лет назад. Считается, что первые человекообразные обезьяны находятся на одной линии развития с людьми, появившимися в миоцене, который длился с 5 до 2 5 миллионов лет назад. Это были дриопитеки.

 

Затем наступил плиоцен. Как говорят ученые, если судить по «каменной летописи», в плиоцене появились первые гоминиды, или прямоходящие человекообразные приматы. Самый первый из известных гоминид — австралопитек, или «южная обезьяна», его возраст определяют в 4 миллиона лет.

 

Ученые говорят, что это почти человеческое существо было в высоту от 4 до 5 футов и объем его мозга составлял 300–600 кубических сантиметров. Как они считают, ниже шеи австралопитек был очень похож на современного человека, в то время как на голове присутствовали некоторые обезьяньи и некоторые человеческие черты.

 

Считается, что примерно 2 миллиона лет назад, в начале плейстоцена одна ветвь австралопитеков превратилась в человека умелого. Человек умелый, кажется, был похож на австралопитека, за исключением того, что объем его мозга, как говорят, был больше — 600–750 кубических сантиметров.

 

Как думают ученые, от человека умелого произошел человек прямоходящий (в том числе яванский и пекинский человек). Это случилось примерно 1,5 миллионов лет назад. Говорят, что он был в высоту 5–6 футов, и объем его мозга варьировался от 7 00 до 1300 кубических сантиметров. Сейчас большинство палеоантропологов считают, что подобно австралопитеку, человек прямоходящий ниже шеи был почти такой же, как современные люди. Однако, его лоб был пологим и шел за массивными надглазничными валиками, челюсти и зубы были большими, и у нижней челюсти не было подбородка. Считается, что человек прямоходящий жил в Африке, Азии, Европе примерно до 200-го тысячелетия до нашей эры.

 

Палеоантропологи полагают, что анатомически современный человек (Homo sapiens sapiens) постепенно развился из человека прямоходящего. Как они говорят, первый ранний Homo sapiens, или архаичный человек разумный появился примерно 300 000–400 000 лет назад. Ученые описывают, что объем его мозга был почти таким же, как и у современных людей, но все же у него оставались, хотя и в меньшей степени, некоторые черты человека прямоходящего, такие, как толстые стенки черепа, пологий лоб и большие надглазничные валики. Останки неандертальца найдены в плейстоценовых отложениях, их возраст варьируется от 30 000 до 150 000 лет. Однако открытие раннего человека разумного в отложениях, которые значительно старше, чем 150 000 лет, далеко отодвигает классических западноевропейских неандертальцев от прямой линии развития, которая проводится от человека прямоходящего через неандертальцев к современному человеку.

 

Тип людей, известный как кроманьонский, появился в Европе примерно 30 000 лет назад, и они были анатомически современными. Раньше ученые постоянно говорили, что анатомически современный Homo sapiens sapiens впервые появился около 40 000 лет назад. Но теперь, в свете открытий в Южной Африке и других местах, многие специалисты говорят, что первый человек разумный появился 100 и более тысяч лет назад.

 

Объем мозга современного человека составляет 1000–2000 кубических сантиметров, средний объем — 1350 кубических сантиметров. Как можно видеть сегодня, у современных людей отсутствует зависимость между объемом мозга и интеллектом. Встречаются очень умные люди с объемом мозга в 1000 кубических сантиметров, и идиоты с объемом мозга в 2000 кубических сантиметров.

 

Где, когда или как австралопитек превратился в человека умелого, или человек умелый превратился в человека прямоходящего, или человек прямоходящий превратился в современного человека, — на основе современных данных о происхождении человека точно сказать нельзя. Однако, большинство палеоантропологов соглашаются, что в Новый Свет пришли только анатомически современные люди. Про все более ранние стадии эволюции, начиная от австралопитека и дальше, говорят, что они были лишь в Старом Свете.

 

В основном считается, что первые люди прибыли в Новый Свет примерно 12 000 лет назад, но некоторые ученые допускают, что это случилось в позднем плейстоцене, примерно 25 000 лет назад.

 

Даже сегодня в этой предположительной схеме происхождения человека есть много пробелов. Например, почти полное отсутствие ископаемых, которые бы связывали миоценовых обезьян таких, как дриопитеки, с плиоценовыми предками современных обезьян и людей, особенно это относится к периоду между 4 и 8 миллионами лет назад.

 

Возможно, это правда, что когда-нибудь найдутся окаменелости, которые заполнят эти пробелы. И все же, и это очень важно, нет причин предполагать, что найденные окаменелости будут подтверждать эволюционную теорию. А что, если, например, окаменелости анатомически современных людей будут найдены в слое, который древнее слоев, в котором найдены дриопитеки? Даже если обнаружится, что анатомически современные люди жили миллионы лет назад, через 4 миллиона лет после исчезновения дриопитеков, этого будет достаточно, чтобы отбросить все современные данные о происхождении человечества.

 

Фактически, такие свидетельства уже нашли, но с того времени их или замалчивали, или о них удобным образом забывали. Большинство из них «всплыло» в десятилетия, последовавшие сразу после опубликования «Происхождения видов» Дарвина, а до этого не было никаких примечательных находок, за исключением неандертальского человека. В первые годы дарвинизма не было ясной утвердившейся схемы происхождения человека, и профессиональные ученые делали и сообщали об открытиях, которые теперь бы никогда не попали на страницы более уважаемых в академических кругах журналов, чем «Нэшнал Инквайеэр».

 

Большинство из этих окаменелостей и артефактов были найдены до открытия Эженом Дюбуа яванского человека, первого проточеловеческого гоминида, который занимал среднее положение между дриопитеком и современными людьми. Яванский человек найден в среднеплейстоценовых отложениях, которые обычно датируются 800 000 лет. Это открытие стало точкой отсчета.

 

С тех пор ученые не ожидают найти окаменелости или артефакты анатомически современного человека в более древних или синхронных отложениях. Если же таковые находятся, то ученые (либо кто-нибудь поумнее их) заключают, что это невозможно, и находят какой-нибудь способ дискредитировать находку, признать ее за ошибку, иллюзию, или мистификацию. Однако, до открытия яванского человека, уважаемые ученые девятнадцатого века нашли в очень древних слоях ряд образцов останков скелета анатомически современных людей. А также они нашли большое число каменных орудий различных типов и кости животных со следами обработки их человеком.

 

Некоторые принципы эпистемологии

 

Перед тем, как мы начнем обзор отвергнутых и принятых палеоантропологических фактов, приведем несколько эпистемологических правил, которым мы старались следовать. В энциклопедии «Вебстер» слово «эпистемология» определяется как «теория происхождения, природы, методов и пределов знания». Когда занимаешься изучением научных данных, важно придерживаться природы, методов и пределов знания; в противном случае человек склонен впадать в иллюзию.

 

У палеоантропологических данных есть несколько определенных основных ограничений, на которые нужно указать. Во-первых, наблюдения, связанные с палеоантропологическими открытиями, очень редки, и их нельзя увеличить усилием воли. Например, некоторые ученые благодаря нескольким известным открытиям в своей области приобрели большую известность, а другие, которых абсолютное большинство, потратили всю свою жизнь, не сделав хотя бы одной важной находки.

 

Во-вторых, когда делается открытие, главные элементы этого свидетельства разрушаются, а знание о них зависит исключительно от показаний тех, кто сделал это открытие. Например, один из наиболее важных аспектов, касающихся изучения окаменелости, — ее стратиграфическое положение. Однако, когда эту окаменелость достают из земли, уничтожается непосредственное доказательство, указывающее на ее положение; нам просто приходится полагаться на показания того, кто ее откопал: где он или она нашли это. Конечно, можно поспорить, что химические и другие признаки окаменелости могут указать на то место, где ее достали. В одних случаях это правда, а в других нет. И даже когда мы делаем такие заключения, нам также приходится полагаться на отчеты о химическом и физическом составе, в котором будто бы найдена окаменелость.

 

Люди, сделавшие важные открытия, иногда не могут найти обратный путь к местам этих открытий. Через несколько лет эти места почти неизбежно уничтожаются, возможно, в результате эрозии, более широких палеоантропологических раскопок или коммерческой деятельности (в том числе и разработки новых месторождений, строительства и т. п.) Даже при современных раскопках, когда тщательно записывается каждая мелочь, тем не менее тот самый факт, который записывается, уничтожается, и не остается ничего, кроме письменного свидетельства, которое подтверждает многие главные утверждения. И даже сегодня при многих важных открытиях производятся очень скудные записи об основных деталях.

 

Так что человеку, который желает проверить палеоантропологические отчеты, будет очень трудно получить доступ к реальным фактам, даже если он или она может отправиться на место открытия. И, конечно, ограниченность во времени и деньгах позволяет осмотреть лично лишь несколько процентов от общего числа важных палеоантропологических памятников.

 

Третья проблема в том, что факты палеоантропологии редко (если такое возможно) бывают простыми. Ученый может свидетельствовать, что окаменелости совершенно очевидно были вымыты из определенного раннеплейстоценового слоя. Но это кажущееся простым утверждение может зависеть от многих наблюдений и доводов, включая сдвиги пород, возможности оползания грунта, наличие или отсутствие намытых слоев и т. д.

 

Если вы обратитесь за показаниями к другому человеку, который был на месте открытия, то вы можете обнаружить, что он или она отметит многие важные подробности, о которых не упомянул первый свидетель.

 

Иногда разные наблюдатели противоречат друг другу, их чувства и память несовершенны. Поэтому какой-нибудь наблюдатель в данном месте может увидеть определенные вещи, но упустить из вида другие важные вещи. Некоторые из этих вещей могут увидеть другие наблюдатели, но это может оказаться невозможным, потому что это место нахождение уже стало не таким, каким оно было раньше.

 

К тому же, существует проблема обмана. Это может происходить на уровне систематической лжи, как например, в случае с Пилтдауном. Как мы увидим, для того чтобы добраться до корня обмана подобного рода, требуются исследовательские таланты «сверх-Шерлока Холмса», плюс все средства современной судебной лаборатории. К сожалению, всегда имеются мотивы для преднамеренной или неосознанной лжи, так как того, кому повезло найти человеческого предка, ожидают известность и слава.

 

Обман может также встречаться на уровне простого опускания в сообщении тех наблюдений, которые не соответствуют желаемым заключениям. Как мы увидим в этой книге, иногда исследователи видели в определенном слое артефакты, но они никогда не сообщали о них, потому что не верили, что артефакты могли быть такого древнего возраста. Этого очень трудно избежать, так как наши чувства несовершенны, и если мы видим что-либо, что кажется нам невозможным, то естественно предположить, что мы можем ошибиться. И действительно, весьма вероятно, что это относится к данному случаю. Надувательство посредством неупоминания важных наблюдений просто является ограниченностью человеческой натуры, и это, к сожалению, может оказать вредное влияние на эмпирическое знание.

 

Недостатки палеоантропологических свидетельств проявляются не только при раскопках. Подобные недостатки также встречаются и при современной химической и радиометрической датировке.

 

Например, может показаться, что радиоуглеродная дата получается в результате простой процедуры, которая дает достоверное число — возраст какого-либо объекта. Но часто оказывается, что в действительности при датировании используются рассуждения, касающиеся подлинности образцов, их истории и возможной порчи. При датировании возможно отклонение некоторых предварительно вычисленных дат и принятие других на основе запутанных доводов, о которых редко публикуются широко. Сюда могут входить непростые, неполные и недоступные широкой общественности факты.

 

Заключение, которое мы выводим из этих видов ограниченности палеоантропологических фактов, таково, что в этой области науки мы весьма ограничены необходимостью сравнительного изучения сообщений. Хотя все-таки существуют неоспоримые свидетельства в виде окаменелостей и артефактов в музеях, все же большинство из основных данных, которые придают важность этим предметам, существуют только в письменной форме.

 

Так как информация, содержащаяся в палеоантропологических отчетах, имеет тенденцию быть неполной, и так как даны простейшие палеоантропологические факты, которые имеют тенденцию содержать в себе запутанные, неразрешимые вопросы, то в этом разделе знания трудно прийти к окончательному решению о соот-ветствовании реальности какого-либо феномена. Что же мы можем тогда делать? Мы предлагаем одну важную вещь, которую можем сделать — сравнивать качество разных сообщений. Хотя у нас нет доступа к реальным фактам, мы можем непосредственно изучать разные отчеты и объективно сравнивать их.

 

Группу сообщений, связанную с определенными открытиями, можно оценить на основе тщательности проведенных исследований, логики и содержания выдвигаемых доводов. Вы можете рассматривать, выдвигаются ли или нет различные скептические контраргументы против данной теории, и дается ли на них ответ. Так как в некотором отношении все наблюдения должны приниматься на веру, поэтому можно требовать также наличия определенной квалификации у наблюдателей.

 

Мы предполагаем, что если на основе этих критериев две группы сообщений окажутся одинаково вызывающими доверие, то о них нужно также одинаково судить. Обе группы можно принять, обе можно отрицать, и в обеих можно видеть ясные положения. Однако будет ошибкой принимать одну группу сообщений и отрицать другую, и особенно неправильно было бы принимать одну группу как доказательство какой-либо данной теории и в то же самое время запрещать другую группу, делая ее недоступной для тех, кто будет изучать это в будущем.

 

Мы применяем этот подход к двум особым группам сообщений. В первую входят сообщения об аномально древних артефактах и останках человеческих скелетов, большинство из них найдено в конце 19-го — начале 20-го столетий. Об этих сообщениях говорится в первой части данной книги. Вторая группа состоит из сообщений об артефактах и скелетных остатков, которые принимаются как доказательства при обосновании теорий о человеческой эволюции. Время этих сообщений варьируется от конца 19-го века до 1980-х, и они обсуждаются во второй части. Естественно, из-за существующей взаимосвязи между разными открытиями, некоторые аномальные находки также обсуждаются во второй части.

 

Наш тезис заключается в следующем. Несмотря на различные достижения, которые сделаны в палеоантропологии в этом столетии, эти две группы сообщений качественно равноценны. Поэтому мы полагаем, что нельзя принимать одну группу сообщений и отвергать другую. Такой подход грешит откровенным тяготением к современной теории человеческой эволюции. Если мы отвергаем первую (аномальную) группу сообщений, и для того, чтобы быть последовательными заодно отвергаем вторую группу (сообщения, которые принимаются в данный момент), то тогда теория человеческой эволюции лишается доброй части своего базиса, которая основывается на наблюдениях. Но если мы принимаем данные о скелетах, которые приводятся в этих сообщениях, то мы должны признать существование разумных существ — производителей орудий в такие отдаленные геологические эпохи, как плиоцен или доплиоцен. Если мы принимаем факты о скелетах, приведенные в этих сообщениях, то мы должны пойти дальше и признать существование анатомически современных людей в эти отдаленные периоды. Это не только противоречит современной теории человеческой эволюции, но также бросает тень серьезных сомнений на все наши представления об эволюции млекопитающих в кайнозойскую эру.

 

ГЛАВА 2. Изрезанные и разбитые кости: начало обмана

 

Кости, которые были изрезаны и разбиты человеком, составляют существенную часть доказательства большой древности человека. Серьезно их стали исследовать в середине 19-го столетия, и они остаются объектом экстенсивных исследований и анализа вплоть до сегодняшнего дня.

 

В десятилетия, последовавшие после публикации «Происхождения видов» Дарвина, многие ученые находили изрезанные и разбитые кости, которые указывали на присутствие человека в плиоцене, миоцене и более ранних периодах. Оппоненты полагают, что порезы и переломы, которые видны на окаменелых костях, обусловлены действием плотоядных животных, акул или давления пород. Но сторонники этих открытий приводят впечатляющие контраргументы. Например, иногда вместе с изрезанными костями находят каменные орудия, а эксперименты с этими орудиями оставляют на свежих костях следы, которые в точности совпадают со следами на окаменелостях. Также ученые используют микроскопы — для того, чтобы отличить порезы на окаменелых костях от порезов, которые могли быть сделаны животным или акулой. Во многих случаях порезы расположены в тех местах на кости, которые подходят для специфических операций разгрызания кости.

 

Однако, в принимаемом сейчас фонде свидетельств отсутствуют сообщения об изрезанных и разбитых костях, которые указывают на присутствие человека в плиоцене и более ранних периодах.

 

Однако это исключение может не быть гарантией того, что таковых вообще не существует. На основе неполных знаний, что находятся сейчас под активным обсуждением, ученые заметили, что люди современного типа появились совсем недавно. Но в свете фактов, предоставленных в этой главе, получается, что они, может быть, обманывают сами себя.

 

Сант-Прест (Франция)

 

В апреле 1863 года Жуль Деснойерс, сотрудник Французского Национального музея, приехал в Сант-Прест (северо-западная Франция), чтобы собирать окаменелости.

 

В песчанике он нашел часть большой берцовой кости и заметил на ней серию узких желобков. Деснойерсу показалось, что некоторые желобки сделаны острым ножом или краем кремня. Он заметил также небольшие круглые отметки, которые могли бы быть сделаны заостренным орудием. В последствии Деснойерс исследовал набор окаменелостей из Сант-Преста в Музеях Шартра и в Горной школе в Париже и увидел, что на них были те же самые виды следов. Затем он сообщил о своих находках во Французскую академию наук.

 

Некоторые современные ученые сказали, что сант-престская стоянка принадлежит к позднему плейстоцену. Если Деснойерс сделал правильное заключение о том, что следы на многих костях остались от кремня, то тогда окажется, что в то время во Франции присутствовали люди. Можно спросить: «Ну, а что здесь не так?» В понятиях современной палеоантропологии почти все не так. Присутствие в это время в Европе существ, которые так тонко использовали орудия кажется почти невозможным. Считается, что в конце плиоцена, около 2-х миллионов лет назад, современный человек еще не появился. Только в Африке можно встретить примитивных предков человека, но лишь австралопитека и Homo habilis, последний считается первым гоминидом, который делал орудия. Согласно сообщениям других ученых, сент-престское местонахождение может быть моложе — возможно 1,2–1,6 миллионов лет. Но изрезанные кости все равно остаются аномалией.

 

Даже в 19-м столетии деснойерсовские открытия изрезанных костей в Сант-Престе вызывали споры. Оппоненты возражали, что эти порезы были сделаны рабочими, которые откопали их. Но Деснойерс показал, что порезы были покрыты минеральными отложениями точно так же, как остальная поверхность окаменелых костей. Выдающийся британский геолог сэр Чарльз Лайэль предположил, что они остались от зубов грызунов, но французский специалист по древнейшей истории Габриэль де Мортилле сказал, что животные не могли сделать такие порезы. Вместо этого он предположил, что они были сделаны острыми камнями, которые передвигались через них в результате смещения пород. На это Деснойерс отвечает: «В результате последующего трения, обусловленного перемещением или передвижением костей в середине песчаных наносов, было сделано много порезов, но эти следы существенно отличаются от первоначальных порезов и бороздок».

 

Итак, кто же из них прав: Деснойерс или де Мортилле? Некоторые специалисты считают, что этот вопрос можно разрешить, если было бы показано, что в наносах из Сант-Преста присутствовали твердые орудия, которые определенно были сделаны человеком. Священник Льюис Бурже, который также получил известность как видный палеонтолог, тщательно исследовал слои Сант-Преста на предмет такого свидетельства. Во время терпеливого исследования он случайно нашел ряд кремней, которые, как он считал, были оригинальными орудиями, и в январе 1867 года написал о них отчет в Академию Наук. Известный французский антрополог Арман де Кватрефаже сказал, что это были каменные скребла, сверла и пики.

 

Но даже это не удовлетворило де Мортилле. Он сказал, что кремни, найденные в Сант-Престе, были отколоты в результате давления пород. Оказалось, что мы, пытаясь ответить на один вопрос: какова природа надрезов на костях, наткнулись на другой о том, как определить человеческую работу на кремнях и других камнях. Второй вопрос будет полностью рассмотрен в следующей главе. А сейчас мы просто отметим, что суждения о том, что представляют собой каменные орудия — это вопрос значительных споров даже сегодня. Поэтому можно совершенно резонно спросить, почему де Мортилле не признал кремни, найденные Бурже. В 1910 году известный американский палеонтолог Генри Фэйерфильд Осборн сделал в связи с присутствием в Сант-Престе каменных орудий следующие интересные заметки: «Древнейшими следами человека в пластах этого возраста были изрезанные кости, открытые Деснойерсом в Сант-Престе, около Шартра, в 1863 году. Сомнения о том, что эти порезы носят искусственный характер, были уничтожены недавними исследованиями Лавилля и Руто, результатом которых было открытие, сделанное отцом Бурже в этих отложениях в 1867 году».

 

Что касается открытий в Сант-Престе, то теперь должно быть ясно, что мы имеем дело с палеонтологическими проблемами, которые нельзя быстро или легко разрешить. Определенно, достаточного основания для категорического отрицания этих костей как свидетельства присутствия человека в плиоцене нет. Это может привести нас к вопросу, почему окаменелости из Сант-Преста, и подобные им, почти никогда не упоминаются в учебниках по человеческой эволюции, за исключением редких случаев кратких насмешливых сносок для отписки. Из-за того, что такие свидетельства действительно неприемлемы? Или, возможно описание или резюмируемое отрицание больше относится к тому факту, что потенциальный позднеплейстоценовый возраст объектов находится в таком несогласии со стандартными представлениями о происхождении человека?

 

Отметим еще, что Арман де Квартефаже, член Французской Академии Наук и профессор Музея Естественной истории в Париже, написал в книге «Ископаемые и дикие люди» (1884 год): «Кажется, что возражения против существования людей в плиоцене и миоцене обычно больше относятся к теоретическим рассуждениям, а не к непосредственным наблюдениям».

 

Современный пример — река Олд-Кроу, Канада

 

Перед тем, как перейти к другим примерам открытий 19-го столетия, которые бросают вызов современным идеям о происхождении человека, давайте рассмотрим более современное исследование отдельных костей. Однин из наиболее спорных вопросов, раздирающий палеоантропологию Нового света — это определение времени, когда люди пришли в Северную Америку. По стандартному мнению племена азиатских охотников и собирателей пересекли Берингов пролив около 12 000 лет назад. Некоторые специалисты желают увеличить этот отрезок времени до 30 000 лет, в то время как все увеличивающееся меньшинство сообщает о доказательствах присутствия человека в обоих Америках еще в плейстоцене. В следующих главах мы обсудим этот вопрос во всех подробностях. Однако сейчас мы хотим остановиться только на окаменелых костях, найденных на реке Олд-Кроу в северной части бассейна Юкона, как на современном примере того типа свидетельств, о которых пойдет речь в этой главе.

 

В 1970-е годы Ричард Е. Марлан, сотрудник археологической службы Канады и Канадского национального музея Человека, проводил исследования модифицированных костей из местонахождений у реки Олд-Кроу. Морлан заключил, что многие кости и рога со следами человеческой работы были обработаны до того, как окаменели. Кости, которые подверглись переносу рекой, были найдены на ранневисконсинской ледниковой пойме, датируемой 8 0.000 годами. Это большой вызов современным идеям о заселении Нового Света.

 

Но в 1984 году Р. М. Торсон и Р. Д. Гатри опубликовали работу, в которой они показали, как действие речного льда могло обусловить изменения, которые Морлан посчитал следами человеческой работы. После этого Морлан отказался от своих утверждений о том, что все собранные кости были отделаны человеком. Он признал, что на 30 из 34 костей следы могли быть оставлены речным льдом или другими природными силами.

 

Но даже признав это, он все же считал, что на других четырех образцах есть определенные следы человеческой работы. В опубликованном сообщении он писал: «Порезы и царапины… неотличимы от порезов, оставленных каменными орудиями во время разделки и свежевания туши животного».

 

Морлан послал две кости доктору Пэт Шипмэн из Университета Джона Хопкинса, эксперту по изрезанным костям. Шипмэн изучила следы на костях под электронным микроскопом и сравнила их с более чем с 1000 других отметок на костях. Шипмэн сказала, что следы на одной из костей были неубедительными. Но на другой кости, по ее мнению, есть следы, определенно оставшиеся от орудия. Морлан отметил, что на берегах реки Олд-Кроу и окружающих территориях найдены каменные орудия, но эта находка не имеет прямой связи с костями.

 

Все это означает, что от костей из Сант-Преста и других подобных находок нельзя так просто отмахнуться. Свидетельства того же самого типа до сих пор считаются важными, а методы анализа почти не отличаются от тех, которые использовались в девятнадцатом столетии. У ученых тех времен могло не быть электронных микроскопов, но оптические микроскопы были и до сих пор остаются хорошим средством для этого вида работы.

 

Пустыня Анза-Боррего (Калифорния)

 

Другой современный пример изрезанных костей, подобных тем, которые найдены в Сант-Престе, — это открытие, сделанное Джорджем Миллером, куратором Музея Колледжа Императорской Долины в Эль-Сентро (Калифорния). Миллер, умерший в 1989 году, сообщал, что на шести костях мамонта, раскопанных в пустыне Анда-Боррего, были царапины того же вида, которые остаются от каменных орудий. Датирование по изотопу урана, произведенное американской геологической службой, показало, что костям по крайней мере 300 000 лет, палеомагнетическая датировка и образцы вулканического пепла показали возраст в 750 000 лет.

 

Один авторитетный ученый сказал, что это утверждение Миллера «разумно не больше, чем выражение „лохнесское чудовище“ или „живущий сибирский мамонт“», на что Миллер парировал: «Эти люди не видят здесь человека, потому что их карьеры окажутся на свалке». Мы затронули вопрос об изрезанных костях мамонта во время разговора с Томасом Демере, палеонтологом из Музея Естественной истории в Сан-Диего (31 мая 1990 года). Демере сказал, что внутренне он скептически относится заявлениям, подобным заявлению Миллера. Он усомнился в профессионализме, с которым были раскопаны кости, и указал на то, что вместе с костями не было найдено ни одного каменного орудия. К тому же, Демере предположил, что весьма маловероятно, что какая-либо информация об этой находке будет когда-нибудь опубликована в научном журнале, потому что редакторы, которые просматривают статьи, скорее всего не пропустят ее. Позднее от Жуля Паркса, куратора находок Джорджа Миллера, мы узнали, что Демере никогда не осматривал эти окаменелости и не посещал места открытия, хотя его приглашали сделать это.

 

Паркс сказал, что один порез явно продолжается с одной окаменелой кости на другую, которая могла быть расположена рядом с ней, когда скелет мамонта был цел. Это предположение о следе, который остался при разделке туши. Случайные отметки, которые получились в результате перемещения костей в земле после того, как скелет рассыпался, вряд ли продолжаются таким образом от одной кости к другой.

 

Изрезанные кости из Италии

 

Образцы, изрезанные способом, сходным с образцами из Сант-Преста, были найдены Ж. Деснойерсом в коллекции костей, собранных в долине реки Арно в Италии. Кости с желобками принадлежали тем же типам животных, что найдены и в Сант-Престе, в том числе Elephas meridionalis и Rhinoceros etruscus. Они приписываются к стадии плиоцена, называемой астианом. Дата будет включать возраст в 3–4 миллиона лет. Но не представляется возможным, что возраст костей мог быть меньше 1,3 миллиона лет, так как к тому времени Elephas meridionalis вымер в Европе.

 

Кости с желобками были найдены также и в других частях Италии, 20 сентября 1865 года на собрании Итальянского Общества Естественных наук в Специи профессор Раморино представил кости вымерших видов красного оленя и носорога, на которых, как он считал, были порезы, сделанные человеком. Эти образцы были найдены в Сан-Дживанни, в окрестностях Сиены, и, как и кости из долины Арно, принадлежали, как говорят, астианской стадии плиоцена. Де Мортилле, не отклоняясь от своего стандартного негативного отношения сказал, что он думает, что порезы вероятнее всего сделаны инструментами рабочих, которые извлекали эти кости.

 

Носорог из Билли, Франция

 

13 апреля 1868 года А. Лаусседа информировал Французскую Академию Наук, что П. Бертран послал ему 2 фрагмента нижней челюсти носорога. Они были из шахты около Билли, Франция. На одном из фрагментов четыре глубоких желобка, располагавшиеся в нижней части кости, были почти параллельными. Согласно Лаусседе, эти порезы появились при крестообразном сечении, наподобие зарубок, которые получаются, когда рубят твердое дерево. И точно таким же образом, думал он, эти порезы были сделаны ручным каменным колющим инструментом, когда кость была свежей. Это указало Лаусседе, что люди жили одновременно с ископаемым носорогом в геологически отдаленное время. Как давно это было, видно из того факта, что челюсть была найдена в среднеплиоценовой формации, возраст которой около 15 миллионов лет.

 

Действительно ли люди сделали порезы на костях? Де Мортилле думает, что нет. Отвергнув идею о том, что это следы зубов грызунов, он писал: «Это просто давление пород». Хотя де Мортилле может быть прав, все же он приводит неубедительные доказательства в пользу своего мнения.

 

Льюис Р. Бинфорд, антрополог из Университета Нью-Мексико в Альбукерне, высокоуважаемый современный специалист по изрезанным костям. В книге «Кости: древние люди и современные мифы» Бинфорд пишет: «Порезы от каменных орудий имеют тенденцию быть короткими, встречаются в группах параллельных следов». Порезы, которые описал Лаусседа, совпадают с этим описанием.

 

Де Сансан (Франция)

 

В трудах Французской Академии Наук за апрель 1868 года содержится следующее сообщение, сделанное Ф. Гариго и Х. Филхо: «Теперь у нас есть достаточно доказательств, которые позволяют нам полагать, что они показывают синхронность людей и множества млекопитающих». Этим доказательством был набор костей млекопитающих из Сансан, которые были явно сломаны человеком. Особо следует упомянуть о сломанных костях маленького оленя Dicrocerus elegans.

 

Современные ученые считают, что пласты с костями из Сансана относятся к среднему миоцену. Можно представить себе, какое разрушительное влияние оказывает присутствие людей примерно 15 миллионов лет назад на текущие эволюционные доктрины.

 

Де Мортилле в своей обычной манере сказал, что некоторые из сансанских костей были сломаны в результате естественных процессов во время фоссилизации, возможно из-за высушивания, а другие сломались потом, из-за движения слоев. Однако Гариго убежден в том, что кости из Сансана были разбиты человеком, когда тот извлекал костный мозг. Он получил известность на съезде Международного Конгресса Доисторической Антропологии и Археологии, проходившего в Болонье в 1837 году. Сначала Гариго представил Конгрессу серию современных костей с бесспорными следами разделывания и разбивания. Затем для сравнения он представил кости маленького оленя (Dicrocerus elegans), собранные в Сансане. Порезы на этих костях соответствовали порезам на современных костях.

 

Гариго также показал, что на многих костных фрагментах были очень мелкие царапины, подобные тем, которые найдены на разбитых костях с костным мозгом (позднеплейстоценовых). Согласно Бинфорду, первая операция при извлечении костного мозга — это удаление слоя мышечных тканей с поверхности кости, что делается скоблением ее каменным орудием.

 

 

 

Пикерми, Греция

 

В месте, называемом Пикерми, рядом с Марафонской равниной, находится богатый окаменелостями позднеплейстоценовый слой, который исследовал и описал выдающийся французский ученый Альберт Гаудри. Во время съезда в 1872 году в Брюсселе Международного Конгресса Доисторической Антропологии и Археологии Бэрон фон Дюкер сообщил, что разбитые кости из Пикерми доказывают существование людей в миоцене. Современные специалисты все же относят пикермийскую стоянку к позднему миоцену, что делает возраст костей равным по крайней мере 5-ти миллионам лет.

 

Сначала фон Дюкер осмотрел многочисленные кости из Пикерми в Афинском музее. Он нашел 34 части челюстей Hipparion (вымершей трехпалой лошади) и антилопы, а также 19 фрагментов большой берцовой кости и 22 других фрагментов костей больших млекопитающих, таких как носорог. На всех имеются следы методичного размалывания ради извлечения костного мозга. Согласно фон Дюкеру, на всех них были «более или менее отчетливые следы от ударов твердыми предметами». Он также заметил несколько сотен мелких осколков костей, разбитых тем же самым образом.

 

К тому же, фон Дюкер видел несколько десятков черепов Hipparion'а и антилопы, показывающих методичное удаление верхней челюсти ради извлечения мозга. Края переломов были очень острыми, что в целом может быть принято скорее как следы рук человека, чем как перелом от зубов грызунов или давления пород.

 

Затем фон Дюкер сам отправился в Пикерми и продолжил исследования. Во время первых раскопок он нашел десятки костных фрагментов Hipparion'а и антилопы и сообщил, что на четверти из них имеются следы намеренного разбивания.

 

В этом отношении можно вспомнить открытие Бинфорда: в наборе костей, разбитых при извлечении костного мозга человеком, примерно на 14–17 процентах костей имеются следы зарубок от ударов. «Я также обнаружил, — говорит фон Дюкер, — среди костей один камень такого размера, который легко можно удержать в руке. Он заострен с одной стороны, и его форма идеальным образом подходит подходит для объяснения тех видов следов, которые видны на костях».

 

Проколотые зубы акулы с Красной Скалы (Англия)

 

На собрании Королевского Антропологического Института Великобритании и Ирландии, которое проходило 8 апреля 1872 года, член Геологического общества Эдвард Чарльсворт показал множество образцов зубов акулы (Carcharodon). В центре каждого из них была дырка, какие делают жители южных островов для того, чтобы делать оружие и ожерелья. Зубы были найдены в формации Красной Скалы в Восточной Англии, их возраст приблизительно 2,0–2,5 миллионов лет.

 

Чарльсворт привел убедительные доводы, почему морские животные, такие как моллюски, не могли сделать эти дыры. Во время обсуждения один ученый предположил, что причиной является гниение зубов, но не известно, что у акул есть такие проблемы. Другой сделал предположение о паразитах, но признал, что и о паразитах, которые живут в зубах рыб, тоже ничего неизвестно.

 

Здесь доктор Колльер выразил мнение в пользу действия человека. Запись этого собрания говорит: «Он тщательно осмотрел просверленные зубы акул с помощью мощного увеличительного стекла. По его мнению, отверстия — дело рук человека». Среди его доводов были «обтесанность краев отверстий», «центральное положение дырок в зубах» и «следы искусственных средств, используемых при образовании отверстий».

 

Изрезанная кость из Дарданелл (Турция)

 

В 1874 году Франк Кальверт нашел в миоценовой формации в Турции (у берегов Дарданелл) кость Deinotherium'а, на которой были вырезаны изображения животных. Кальверт отметил: «В разных местах на том же самом утесе, недалеко от местонахождения выгравированной кости, я нашел кремниевый отщеп и несколько костей животных, которые были расщеплены по всей длине. Явно это было дело рук человека, который хотел извлечь костный мозг. Так поступают и представители примитивных рас.»

 

Современные специалисты говорят, что слоноподобный Deinotherium жил в Европе с позднего плейстоцена до раннего миоцена. Поэтому весьма возможно, что Кальверт верно датировал это дарданелльское местонахождение миоценом.

 

Сейчас говорят, что миоцен длился 5–25 миллионов лет назад. Согласно доминирующему теперь взгляду, в этот период существовали предположительно только очень примитивные обезьяноподобные гоминиды. Даже позднеплейстоценовая дата в 2–3 миллиона лет для этого дарданельского местонахождения окажется слишком ранней для найденных там каменных изделий. Говорят, что резьбу такого типа, которая видна на кости Deinotherium'а, могли сделать только анатомически современные люди, жившие последние 40 000 лет.

 

К книге «Доистория» де Мортилле не спорит с возрастом дарданелльской формации. Вместо этого он делает критические замечания по поводу того, что синхронное присутствие изрезанной кости, разбитых человеком костей и кремниевого отщепа было почти идеальным, таким идеальным, что вызывает сомнения по поводу этих находок. Это весьма примечательно. В случае с изрезанными костями из Сант-Преста де Мортилле выражал недовольство тем, что на этой стоянке не было найдено ни одного каменного орудия или других следов присутствия человека. Но здесь, когда вместе с изрезанной костью были найдены требуемые предметы, де Мортилле говорит, что их совместное нахождение слишком удачно, чем он намекает на то, что Кальвет лжет.

 

Но Дэвид А. Трайал, профессор классической истории Калифорнийского Университета в Дэвисе, дает ему следующую характеристику: «Кальверт был самым выдающимся представителем семьи английских эмигрантов, которая была хорошо известна на берегах Дарданелл… Он хорошо знал геологию и палеонтологию: Кальверт провел несколько важных раскопок в районе Дарданелл и внес свою лепту в открытие Трои.» Трайалл отмечает: «Насколько я мог понять, прочтя множество его писем, Кальверт был достаточно правдив.»

 

Balaenotus из Монте-Аперто (Италия)

 

Во второй половине 19-го века в Италии были найдены окаменелые кости кита, на которых остались следы от порубов. 25 ноября 1875 года Г. Капеллини, профессор геологии Университета Болоньи, сообщил, что эти порезы были сделаны, когда кость была свежей, очевидно это было сделано кремниевыми орудиями. Эти кости со следами от порезов принадлежали вымершему плиоценовому киту из рода Balaenotus. Некоторые из костей были из собраний музеев, а другие раскопал лично Капеллини в плиоценовых формациях вокруг Сиены, в таких местах, как Погьяроне.

 

Порезы на костях найдены в тех местах, которые подходили для операций разделывания туши, например, на внешней поверхности ребер. На одном почти комплектном скелете кита, найденном Капеллини, порезы были найдены только на костях с одной стороны кита. «Я убежден, что животное было выброшено на песок и очутилось на левом боку, и поэтому правая сторона осталась незащищенной от нападений людей, что видно по тем местам, где на костях были заметны отметки,» — сказал Капеллини. Тот факт, что следы остались только на одной стороне кита, отвергает любое чисто геологическое объяснение этого, а также попытку объяснить этот факт нападениями акул в воде. Более того, порезы на окаменелых костях кита точно похожи на порезы, которые находят на современных костях кита. Как сообщал Капеллини Международному Конгрессу Доисторической Антропологии и Археологии, «Рядом с останками Balaenotus'а в Погьяроне я собрал несколько заостренных кремней, лежавших в прибрежных залежах.» Он добавляет: «Этими самыми кремневыми орудиями я могу повторить на свежих китовых костях те же самые порезы, что найдены на окаменелых костях кита». Также он замечает, что останки человеческого скелета найдены в той же самой части Италии (см. главу 7).

 

После сообщения Капеллини участники Конгресса вступили в дискуссию. Некоторые, такие, как сэр Джон Эванс, стали возражать. Другие, такие, как Поль Брока, генеральный секретарь Антропологического общества в Париже, согласились с Капеллини в том, что порезы на костях кита были сделаны людьми. В частности, он отверг гипотезу о том, что они сделаны акулами и сказал, что у порезов есть все признаки того, что их сделали острым орудием. Брока был одним из главных специалистов того времени в области физиологии кости.

 

Арман де Квартефаже принадлежал к числу тех ученых, которые признали, что кости Balaenotus'а из Монте Аперто были изрезаны острыми кремневыми инструментами, которые держал в своей руке человек. Он писал в 1884 году: «Кто-нибудь может попробовать, используя различные методы и инструменты из других материалов, воспроизвести эти порезы, однако это ни у кого не получится. Это мог сделать только острый кремневый инструмент, который двигали под определенным углом и при значительном нажиме.»

 

Весь вопрос был прекрасно резюмирован С. Лэйнгом из Англии, он писал в 1893 году: «У порезов была правильная форма, в некоторых местах они были почти полукруглые, такие, что их можно было бы сделать при одном размахе руки, и неизменно показывали чистую резаную поверхность на внешней или выпуклой стороне, к которой применяли давление острого резца, и шероховатую поверхность на внутренней стороне пореза. Изучение порезов под микроскопом подтверждает это заключение и не оставляет сомнений в том, что они должны быть сделаны таким инструментом, как кремневый нож, который держали под острым углом, или со значительной силой нажимали на свежую кость, подобно тому, как дикарь разделывает тушу выброшенного на берег кита. Сейчас такими кремниевыми ножами можно сделать точно такие же порезы, но их нельзя сделать ни одним другим известным или возможным способом. Поэтому кажется, что отрицание существования человека третичного периода больше основывается на упрямом предвзятом мнении, чем на научном скептизме, если его существование доказывает только этот единичный пример.» Современный авторитет в этой области Бинфорд говорит: «Невелика вероятность того, что кто-нибудь, увидя видоизмененную кость, спутает порезы, сделанные при расчленении или разделе туши человеком при помощи орудий с действиями животных.»

 

 

Рис. 2.1. Зуб Carcharodon megalodon — большой белой акулы

 

Но зубы акул (рисунок 2.1) острее зубов сухопутных млекопитающих-хищников, таких, как волк, и могут оставлять на кости такие порезы, как и те, что сделаны режущими орудиями. Осмотрев окаменелые кости кита в палеоантропологическом собрании Музея Естественной истории в Сан-Диего, мы пришли к заключению, что, в принципе, акула своими зубами могла оставить такие следы, которые бы очень напоминали следы от орудий.

 

Увиденные нами кости принадлежали небольшим плейстоценовым видам беззубых китов. Мы осмотрели через увеличительное стекло порезы на кости и увидели на обеих поверхностях порезов равномерно расположенные параллельные вытянутые в длину бороздки.

 

Они как раз такого вида, который ожидаешь увидеть от зазубренных краев зубов акулы. На кости также мы видели царапины. Они могли остаться после разрушительного удара, причем край зуба скорее двигался по поверхности кости, чем врезался вовнутрь.

 

На основе этого должно стать возможным пересмотреть взгляд на кости плиоценового кита из Италии и прийти к каким-то определенным справедливым заключениям о том, были ли следы, оставленные на них, зубами акулы или нет. Чередующиеся желобки и гребни на поверхности будут почти определенным признаком нападения акулы или того, что она поедала этого кита. И если при близком осмотре глубоких У-образных порезов также открываются равномерно расположенные в одной плоскости вытянутые в длину бороздки, то это также необходимо принять как доказательство того, что они остались от зубов акулы. Нельзя ожидать, что на поверхности порезов, сделанных кремневыми лезвиями, будут равномерно расположенные бороздки.

 

 

Halitherium из Пуансе (Франция)

 

В 1867 году Л. Бурже вызвал большую сенсацию, когда представил участникам съезда Международного Конгресса Доисторической Антропологии и Археологии, проходившего в Париже, кость Halitherium'а, на которой были отметки, оказавшиеся порезами, сделанными человеком. Halitherium — это разновидность вымершей морской коровы, морского млекопитающего отряда сирен (рисунок 2.3).

 

 

Рис. 2.3. Отметины на кости Halitherium, относящиеся к эпохе миоцена, из Пуансе, Франция.

 

Окаменелые кости Halitherium'а открыл отец Делани в твердых слоях в Барриере, рядом с Пуансе в северо-западной Франции. Делани с удивлением обнаружил на фрагменте плечевой кости несколько порезов. Поверхность порезов была точно такой же, как поверхность остальной части кости, и их можно легко отличить от недавних поломов, что указывает на древность кости. Сама окаменелая кость твердо располагалась в неразрушенном слое. И это делает очевидным, что отметки на кости были того же самого геологического возраста. Более того, глубина и острота порезов показывали, что они, как оказалось, были и остались от двух разных пересекающихся ударов.

 

Даже де Мортилле признал, что это произошло не в результате подземного оседания пород или от царапания. Но он не признал, что они могли быть продуктом человеческого труда, главным образом из-за того, что кости были найдены в слое миоценового периода. В 1883 году де Мортилле писал: «Это слишком рано для человека». Здесь мы опять сталкиваемся с очевидным фактом: предвзятые теоретические концепции определяют, как ученый будет интерпретировать набор фактов.

 

Сан-Валентино (Италия)

 

В 1876 году на собрании Итальянского Геологического комитета М. А. Феррети показал окаменелую кость животного, на которой были следы работы рук человека, такие очевидные, что исключали все сомнения о чем-то ином. Эта кость слона или носорога найдена крепко закрепленной в астианском (поздний плейстоцен) слое в Сан-Валентино (Регио д'Эмили) в Италии. Особый интерес эта окаменелость вызывает тем, что в самом широком ее месте на ней располагалась круглая дыра почти правильной формы. Согласно сообщению Феррети, дыра в кости — это результат не работы моллюсков или ракообразных. На следующий год Феррети представил Комитету другую кость со следами человеческой работы. Она была найдена в голубой плейстоценовой глине (астиан) в Сан-Руффино. Кажется, что с одного конца кость была подпилена, а затем ее сломали.

 

На научной конференции в 1880 году Г. Беллучи из Итальянского общества антропологии и географии привлек внимание к новым открытиям в Сан-Валентино и Кастелло делле Форме, рядом с Перуджей. Среди них были кости животных с порезами и следами от нанесения ударов каменными орудиями, обугленные кости и кремневые отщепы. Все они были найдены в озерных плиоценовых глинах, которые характеризуются той же фауной, которая была в классической долине Арно. Согласно описанию Беллучи, эти предметы доказывают существование человека в плиоцене.

 

Клермон-Ферран (Франция)

 

В конце 19-го века музей естественной истории в Клермон-Ферране приобрел бедренную кость Rhinoceros paradoxus'a, на поверхности которой были желобки. Этот образец был найден в пресноводном известняке в Ганноте, в котором были также окаменелости животных, типичные для среднего миоцена. Некоторые ученые считают, что желобки на кости остались в результате действия зубов животных. Но Габриэль де Мортилле не согласился, предложив свое обычное объяснение — это следы от камней, перемешавшиеся в результате давлением пород.

 

Но собственное объяснение де Мортилле следов на кости вызывает много вопросов. Порезы расположены рядом с суставом бедренной кости. Согласно объяснению Льюиса Бинфорда, современному эксперту по изрезанным костям, это то место, где обычно встречаются следы от зубов. Де Мортилле также сказал, что эти следы были «параллельными желобками, несколько разбросанными перпендикулярно сечению кости». Бинфорд провел такое исследование: «Почти все порезы от каменных орудий сделаны пилящими движениями, от которых остались короткие, часто разбитые на несколько частей, но грубо говоря, параллельными отметки».

 

Изрезанная раковина с Красной Скалы (Англия)

 

Х. Стопс, член Геологического общества, представил в 1881 году Британ-сокой Ассоциации развития науки доклад, в котором он описывает раковину, на поверхности которой был грубый, но, несомненно, сделанный человеком порез. Порезанная раковина была найдена в стратифицированных отложениях Красной Скалы, возраст которых — 2,0–2,5 миллионов лет.

 

Дочь исследователя, Мэри К. Стопс, оспорила в статье «Геолоджикэл мегэзин» (1912 год), что эта изрезанная раковина могла быть подделкой: «Необходимо отметить, что порез окрашен в красно-коричневый цвет на такую же глубину, что и остальная поверхность. Это важно отметить, потому что если поцарапать раковины с Красной Скалы, то под красно-коричневым цветом там окажется белый. Необходимо также отметить, что эта раковина настолько хрупкая, что любая попытка порезать ее просто приведет к тому, что она рассыпется.» Нужно помнить, что в понятиях общепринятых палеоантропологических представлений, никто не встречается с такими произведениями искусства до времени появления современного кроманьонского человека в позднем плейстоцене около 30 000 лет назад.

 

Каменные орудия с нижних слоев Красной Скалы (Англия)

 

В начале 20-го века открыватель многих аномально древних кремневых орудий Д. Рейд Мойр (см. главу 3) описал «серию минерализированных каменных орудий примитивного типа с нижней части основания Красной и Коралловой Скалы в Суффольке». Верхняя часть Красной Скалы в Восточной Англии считается сейчас границей, разделяющей плиоцен и плейстоцен, и поэтому ее датируют 2,0–2,5 миллионами лет. Более древняя Коралловая Скала принадлежит позднему плейстоцену, и поэтому ей по крайней мере 2,5–3,0 миллиона лет. В детритовых пластах Красной и Коралловой скал содержатся материалы, варьирующиеся по возрасту от плиоцена до эоцена. Поэтому найденным там предметам может быть где-то 2–55 миллионов лет.

 

Одна группа образцов, найденных Мойром, имеет треугольную форму (рисунок 2.4).

 

 

Рис. 2.4. Три костяных инструмента из детритовых горизонтов, расположенных под Коралловым утесом, содержащих материалы, возраст которых колеблется от периода плиоцена до эоцена. Возраст этих инструментов может составлять от 2 до 55 миллионов лет.

 

Мойр говорит о своем сообщении: «Все они были сделаны из широких плоских тонких кусков кости, возможно, из частей больших ребер, которые были расщеплены так, что теперь у них есть определенная форма, во всех случаях эта треугольная форма получена в результате расщепления естественных волокон кости». Мойр провел эксперименты над костями и пришел к заключению, что эти образцы «несомненно, сделаны человеком». Согласно Мойру, предметные куски окаменелой кости кита, найденные в Коралловой Скале одним слоем ниже, могли когда-то использоваться как наконечники копий. Мойр также нашел ребра кита, переделанные в заостренные орудия. Кроме того, на различных уровнях, от самого древнего до самого молодого, Кромеровского Лесного Пласта Мойр и другие нашли изрезанные кости и костяные орудия. Самым молодым уровням кромеровского пласта около 0,4 миллиона лет; самым древним — по крайней мере 0,8 миллионов лет, и, согласно некоторым современным специалистам, им может быть даже 1,75 миллиона лет.

 

Вдобавок Мойр описал одну кость, найденную неким мистером Винкоппом из Вудбриджа (Суффольк), в частной коллекции которого был «кусок окаменелого ребра, частично подпиленного с обоих концов». Этот предмет найден в детритовом пласте под Красной Скалой, и, согласно Мойру, «и его открыватель, и покойный преподобный Осмонд Фишер считали его убедительным доказательством человеческой работы». Упоминание о подпилах явилось совершенно неожиданным при описании окаменелой кости такого возраста.

 

С. А. Ноткатт нашел в Кромеровском Лесном Пласте в Мандесли пиленое дерево. Большинству из слоев в Мандесли примерно 0,4–0,5 миллиона лет.

 

Делая замечания по поводу этого куска пиленого дерева, Мойр сделал следующие наблюдения: «Как оказалось, плоский конец получился от пиления острым кремнем, и в одном месте кажется, что линия распила была поправлена так, как это часто необходимо, когда начинаешь пилить дерево современной стальной пилой (рисунок 2.5).»

 

 

Рис. 2.5. Кусок отпиленного дерева из Кромерского леса. Стрелка указывает на углубление возможно первоначально оставленное пилящим инструментом.

 

Мойр дальше отмечает: «Заостренный конец несколько почернел, как будто от огня, и образец, возможно, представляет собой примитивную палку-копалку, используемую для откапывания корней».

 

Хотя существует вероятность того, что существа типа человека прямоходящего могли присутствовать в Англии в период Кромеровского Лесного Пласта, технологический уровень этого орудия пиления дерева предполагает способности sapiens'а. Фактически, трудно посмотреть, как такой распил мог быть сделан даже каменными инструментами. Например, небольшие кремневые вкладыши, закрепленные на деревянной палке, не смогли бы сделать такого чистого распила, какой виден на образце, потому что деревянная основа такой пилы шире, чем кремневые зубцы. Поэтому таким инструментом нельзя провести узкий желобок. Пила, сделанная только из камня, была бы чрезвычайно хрупкой, и ее бы не хватило, чтобы доделать этот распил. Более того, сделать такое каменное лезвие было бы целым достижением. Поэтому, как кажется, только металлическая пила могла сделать такой распил, какой виден на образце. Конечно, металлическая пила, которой 0,4–0,5 миллиона лет является совершенно аномальной.

 

Примечательно, что в сегодняшних стандартных учебниках и пособиях едва ли вообще упоминается об изрезанных костях, костяных орудиях и других артефактах с Красной Скалы и Кромеровского Лесного Пласта. Особенно примечательно в случае с находками из Кромеровского Лесного Пласта, большинство из которых, в силу их возраста, граничащего с допускаемым наукой, могут быть приняты этой наукой в силу современных представлений о смене палеоантропологических событий.

 

«Слоновий Ров» в Деулише, Англия

 

Член Геологического общества Осмонд Фишер нашел интересную отличительную черту в ландшафте Дорсетишра — «Слоновий Ров», в Деулише. Фишер писал в «Геолоджикэл меэзин» (1912 год): «Этот ров был 12 футов в глубину и такой ширины, что человек мог еле-еле перейти через него. Он не находится на линии какого-нибудь естественного разлома, и пласты кремня на двух сторонах совпадают. Низ — это нетронутый мел, и один конец был вертикальным, как и боковые стороны. Другой конец диагонально поднимался на крутой склон долины. Во рву были останки Elephas meridionalis'а, и никаких других окаменелостей… По моему мнению, этот ров выкопал человек в позднем плиоцене для того, чтобы загонять туда слонов». Elephas meridionalis, или «южный слон» жил в Европе 1,2–3,5 миллиона лет назад. Таким образом, хотя найденные в Деулишском рву кости могли вполне относиться к раннему плейстоцену, их можно также датировать поздним плиоценом.

 

На фотографиях видно, что вертикальные стены рва тщательно высечены, как будто бы здесь орудывали большим долотом. И Фишер ссылается на сообщения, в которых говорится о том, что первобытные охотники современности используют похожие рвы.

 

Но короткая статья в журнале «Нейчер» (16 октября 1914 года) сообщает, что следующие раскопки рва, произведенные «Дорсетским Полевым Клубом», открыли, что «он [ров] не заканчивается ниже на определенном уровне, но разбивается на цепь глубоких узких туннелей в меле». Однако древние люди едва ли могли использовать небольшие разломы для того, чтобы сделать в меле большой ров. Имело бы смысл осмотреть найденные во рву кости слона на предмет порезов.

 

Фишер сделал другое интересное открытие. В обзоре за 1912 год он писал: «Делая в поисках окаменелостей раскопки в эоценовых слоях Бартонова утеса, я нашел кусок гагатообразной субстанции площадью около 9 1/2 квадратных дюймов в толщину. По крайней мере на одной стороне было то, что показалось мне следами от нанесения ударов, которые придали этому куску аккуратную квадратную форму. Сейчас этот образец находится в Седгвинском музее в Кембридже». Гагат, или черный янтарь, — это плотный иссиня-черный уголь, который хорошо полируется, и из него часто делают украшения. Эоцен длился примерно 38–55 миллионов лет назад.

 

Заключительные слова о намеренно модифицированных костях

 

Поистине удивительно, что столь много серьезных ученых-исследователей девятнадцатого и начала двадцатого столетий независимо друг от друга и многократно сообщали о том, что следы на костях из миоценовой, плиоценовой и раннеплейстоценовой формаций указывают на работу человека. Среди делавших такие заявления ученых были Деснойерс, де Кватрефаже, Раморино, Бурже, Делани, Бертран, Лаусседа, Гарриго, Филхол, фон Дюкер, Оуэн, Кольер, Кальверт, Капеллини, Брока, Ферретти, Беллучи, Стопс, Мойр, Фишер и Кейт.

 

Обманывали ли эти ученые? Возможно, что да. Но порезы на окаменелых костях — это странная вещь, выдумывать о которых едва ли романтично и вдохнов-ляюще. Были ли вышеупомянутые исследователи жертвами уникального умопомрачения конца прошлого — начала нынешнего века? Или свидетельства о примитивных охотниках действительно изобилуют в фаунистических остатках плиоцена и более ранних периодов? Допуская, что такие свидетельства существуют, кто-то может спросить, а почему их не находят сегодня? По одной простой причине: их никто не ищет. Доказательство намеренной человеческой работы может остаться без внимания ученого, который совсем не ищет его. Если палеоантрополог убежден, что люди, которые делали орудия, не существовали в среднем плиоцене, то вряд ли он будет долго думать об истинной природе отметок на окаменелых костях того периода.

 

 

 

ГЛАВА 3. Эолиты — камни раздора

 

Ученые 19-го столетия находили много каменных орудий и каменного оружия в раннеплейстоценовых, плиоценовых, миоценовых и более древних слоях. О них писалось в уважаемых научных журналах, о них говорилось на научных конгрессах. Но сегодня о них вряд ли кто-нибудь слышал. Целая категория фактов исчезла из поля нашего зрения.

 

Однако, мы сумели открыть обширный слой таких «похороненных» свидетельств, и в нашем обзоре их мы проследуем от холмов Кента в Англии до долины Ирравади на Бирме. Исследователи конца двадцатого столетия также открыли аномально древние индустрии орудий. Условимся разделять аномальные индустрии каменных орудий на три основных группы:

 

1) эолиты;

2) грубые палеолитические орудия;

3) развитые палеолитические и неолитические орудия.

 

Согласно утверждениям некоторых авторитетов, эолиты (или «камни зари») это камни, края которых естественным образом подходят для определенных целей. Считается, что они были подобраны людьми, и их использовали в качестве орудий, мало или совсем не видоизменяя их. Нетренированный глаз часто не отличит эолитические орудия от обычных разбитых камней, но специалисты выработали критерии для идентифицирования на них следов использования и модификации их человеком. Для того, чтобы отнести образец к эолитам, на нем по крайней мере должны быть несомненные следы использования.

 

В случае с более хорошо отделанными каменными орудиями, которые называют «грубыми палеолитическими инструментами», на них более явно видны следы обработки их человеком, в том числе и следы попыток придать всем камням узнаваемую форму какого-нибудь орудия. Вопросы о таких орудиях концентрируются главным образом на определении их истинного возраста.

 

Наша третья группа, развитый палеолитический и неолитический инструментарий, относится к аномально древним каменным орудиям, которые похожи на очень точно оббитые или грубо отшлифованные каменные орудия типового верхнепалеолитического и неолитического периодов. Для большинства исследователей эолиты являются древнейшими орудиями, за которыми идут в свою очередь палеолитические и неолитические орудия. Но мы будем использовать эти понятия главным образом для того, чтобы указать на степень их обработки. Определить возраст каменных орудий невозможно просто на основе их формы.

 

Эолиты с плато Кент, Англия

 

Небольшой город Игхтам в Кенте, находится примерно в 27 милях на юго-восток от Лондона. В викторианскую эпоху в Игхтаме держал свой продуктовый магазин Бенджамин Харрисон. В выходные он выбирался на соседние холмы и долины и собирал кремневые орудия, которые, хотя о них напрочь забыли, на протяжении десятилетий были предметом затяжных споров в научном мире. Большую часть своей работы Харрисон проделал в близком контакте с сэром Джоном Прествичем, известным английским геологом, который жил рядом с ним. Также Харрисон регулярно переписывался с другими учеными, занимающимися палеоантропологическими исследованиями и тщательно, в соответствии со стандартными процедурами, заносил в каталог и отмечал на карте свои находки.

 

Первыми находками Харрисона были отшлифованные артефакты неолитического типа. Согласно современным взглядам, неолитические культуры датируются только 10 000 годами, и им сопутствуют агрикультура и керамика. Эти палеолитические предметы были собраны Харрисоном по всей окрестности Игхтама.

 

Спустя некоторое время он начал находить палеолитические орудия в наносах древних рек. Несмотря на то, что они были грубее, чем неолитические орудия, все же в них легко можно узнать предметы, которые обрабатывала рука человека.

 

Сколько лет этим палеолитическим орудиям? Прествич и Харрисон считали, что найденные около Игхтама орудия относятся к плиоцену. Геологи XX века, также как Френсис Х. Эдмундс из геологической службы Великобритании, также сказал, что наносы, в которых найдены многие орудия, принадлежат плиоцену. Хуго Обермайер, ведущий палеоантрополог начала XX-го столетия, говорил, что собранные Харрисоном на плату Кент орудия принадлежат среднему плиоцену. Поздне- или среднеплейстоценовая дата орудий с плато Кент определяет их возраст 2 миллионами лет. Современные палеоантропологи приписывают палеолитические орудия из района Соммы во Франции человеку прямоходящему и датируют их 0,5–0,7 миллионов лет. Древнейшим из признаваемых сейчас орудиям в Англии примерно 0,4 миллиона лет.

 

Среди собранных Бенджамином Харрисоном на плато Кент палеолитических орудий некоторые, кажется, принадлежат к даже более примитивному уровню культуры. Это эолиты, или «камни зари» (рисунок 3.1).

 

 

Рис. 3.1. Эолит из района Кентского плато.

 

Несмотря на то, что найденные Харрисоном палеолитические орудия довольно-таки грубы с виду, их экстенсивно обрабатывали для того, чтобы придать им определенную форму орудия или оружия (рисунок 3.2).

 

 

Рис. 3.2. Эти инструменты из района Кентского мелового плато были классифицированы как палеолиты сэром Джоном Прествичем. Находящийся слева образец, найденный в районе Бауэр Лэйн, он охарактеризовал как грубо сделанное орудие остроконечного типа.

 

Однако эолитические орудия — это естественные кремневые отщепы, на которых видно, что они только ретушированы по краям. Подобные орудия до сих пор используют примитивные народности в различных частях мира. Они находят кремневый отщеп, скалывают один из краев и затем используют его как скребло или режущее орудие.

 

Критики заявляют, что эолиты Харрисона были плодом его воображения, а на самом деле это разбитые куски кремня. Но Леланд В. Петерсон, современный специалист по каменным орудиям, полагает, что возможно отличить даже очень грубую намеренную обработку от естественного воздействия. «Было бы очень трудно, — сказал Петерсон, — представить себе, как случайное силовое воздействие могло бы нанести единообразное единонаправленное ретуширование на значительной части края кремня.»

 

Большую часть собранных Харрисоном эолитов составляют однофасные орудия, т. е. орудия, у которых оббита одна сторона. Согласно критерию Петерсона, их можно принять как объекты человеческого производства. Член геологического общества А. М. Белл писал Харисону 1889 года. «Несмотря на грубую обработку, по их форме кажется, что это произошло не просто в результате случайного трения. Сделав такое заключение, я со всей твердостью держусь его».

 

2 ноября 1891 года один из известнейших ученых того времени Алфред Рассел Уоллес нанес неофициальный визит в продуктовый магазин в Игхтаме. Харрисон показал ему свою коллекцию каменных орудий и провел на некоторые из местонахождений. Уоллес признал подлинность орудий и попросил Харрисона написать о них подробный доклад.

 

Сэр Джон Прествич, один из самых выдающихся специалистов по каменным орудиям, также признал подлинность находки Харрисона. Отвечая на обвинение в том, что эолиты возможно были скорее естественного, чем искусственного происхождения Прествич в 1895 году сказал: «В ответ на вызов показать какой-либо подобный образец естественного происхождения, те, кто утверждал это, не смогли предъявить ни одного подобного образца, хотя с тех пор, как был брошен вызов, прошло почти три года… Текущая вода посредством своей созидательной энергии имеет тенденцию сглаживать все углы и уменьшать кремень до круглого голыша.»

 

В другой статье, опубликованной в 1892 году, Прествич сделал следующее важное наблюдение: «Даже работа современных дикарей, которая видна на примере австралийских аборигенов, показывает, что когда она лишена какой-либо особой отделки, то объем этой работы не больше, и она ничуть не лучше, чем та, которая видна на этих нижнепалеолитических орудиях.»

 

Поэтому нам нет необходимости приписывать эолиты с этого плато примитивной расе человекообезьян. Так как эолиты практически идентичны каменным орудиям, сделанным Homo sapiens sapiens'ом, то возможно, что эти эолиты (и палеолитические орудия) могли быть сделаны людьми современного типа в Англии в среднем или позднем плиоцене. Как мы увидим в седьмой главе, ученые девятнадцатого века сделали несколько открытий остатков скелетов анатомически современных людей в плиоценовом слое.

 

Интересно, что и современные специалисты признают орудия, которые точно похожи на эолиты Харрисона, как подлинные каменные изделия. Например, орудия из ядрищ и отщепов частей олдувайского ущелья (рисунок 3.3.) обработаны чрезвычайно грубо. Но ученые не оспаривают их статус обработанных человеком объектов.

 

 

Рис. 3.3. Вверху: каменные орудия, обнаруженные в Олдувайском ущелье. Внизу: орудия, найденные Бенджамином Харрисоном на Кентском плато, Англия.

 

Некоторые критики думают, что даже если эолиты Харрисона и сделаны человеком, то они не могут принадлежать плиоцену. Они могли проникнуть в плиоценовые отложения довольно-таки недавно.

 

Для того, чтобы разрешить спор по поводу возраста эолитов, Британская Ассоциация, престижное научное общество финансировало раскопки в верхних отложениях плато и в других местностях в непосредственной близости от Игхтама. Целью раскопок было определенно показать, что эолиты были найдены не только на поверхности, но и in situ, на большой глубине в плиоценовых доледниковых наносах. Харрисон уже находил несколько эолитов in situ (например, несколько в мелкозернистом песчаннике), но эти раскопки, финансируемые уважаемой британской ассоциацией, пришли бы к более определенным заключениям. Британская ассоциация выбрала самого Харрисона для того, чтобы он наблюдал за раскопками на плато, некоторые проводились под руководством комитета ученых. Харрисон записал в своих тетрадях, что он нашел много образцов эолитов in situ, в том числе и «30 довольно убедительных».

 

В 1875 году Харрисона пригласили представить свои эолиты на собрании Королевского Общества. Некоторые ученые остались скептичны. Однако другие были поражены. Среди них был Э. Т. Ньютон, член Королевского Общества и геологической службы Великобритании. 24 декабря 1895 года он написал Харрисону об этих орудиях: «Некоторые из них показывают, по меньшей мере, работу человека… Они были обработаны намеренно, и, следовательно, это было сделано единственным разумным существом, о котором мы знаем — человеком.»

 

В 1896 году Прествич умер, но даже без своего выдающегося патрона Харрисона продолжил раскопки на плато и отвечал на вопросы сомневающихся. Рэй Э. Ланкастер, директор Британского музея (естественной истории), стал сторонником находок Харрисона на плато Кент.

 

Вы можете спросить о необходимости такого подробного описания эолитов Харрисона. Одна из причин этого — показать, что свидетельства такого вида не всегда имеют какую-то бредовую природу. Скорее, аномальные свидетельства очень часто являлись центром серьезных длительных споров между виднейшими представителями научной элиты. Когда защитники пользуются таким же доверием среди ученых и занимают такие же престижные посты, что и их оппоненты. Представляя такие подробные сообщения о взаимодействии конфликтующих мнений, мы надеемся, что даем тем самым читателю шанс самому ответить на один критичный вопрос — действительно ли свидетельства отвергаются объективно, или их выбрасывают из рассмотрения и забывают просто потому, что они не вписываются в рамки определенных ограниченных теорий?

 

Харрисон умер в 1921 году, и его похоронили на кладбище приходской церкви Святого Петра в Игхтаме. На мемориальной доске, установленной 10 июля 1926 года на северной стене церкви Святого Петра, высечена такая надпись: «В память о Бенджамине Харрисоне из Игхтама, 1837–1921, владельце деревенского продуктового магазина и археолога, чьи открытия эолитических кремневых орудий вокруг Игхтама открыли плодотворное поле для научных исследований глубокой древности человека.»

 

Но «плодотворное поле для научных исследований глубокой древности человека» было похоронено вместе с Харрисоном. И произошло это потому, что в 1890-ые годы Эжен Дюбуа открыл и способствовал признанию своей известной, но все же вызывающей сомнения, яванской человекообезьяны (глава 8). Многие ученые приняли яванского человека, которому не сопутствовали каменные орудия, как подлинного предка человека. Но так как яванский человек был найден в среднеплейстоценовом слое, то огромнейшее количество свидетельств о людях-изготовителях орудий в гораздо более древних плиоценовом и миоценовом периодах больше не привлекали к себе серьезного внимания. Как могли такие гоминиды появились задолго до своего предполагаемого обезьяноподобного предка? Это было бы невозможно; поэтому лучше игнорировать или забыть о любых открытиях, которые выходят за рамки теоретических ожиданий.

 

Открытия Д. Рэйда Мойра в Восточной Англии

 

Сейчас наше исследование переносит нас на юго-восточное побережье Англии и речь сейчас пойдет об открытиях Д. Рэйда Мойра, члена Королевского Антропологического Института и президента Общества Древнейшей истории Восточной Англии. Начиная с 1909 года Мойр находил в Красной и Коралловой Скалах кремневые орудия.

 

Формация Красной Скалы, в которой Мойр сделал несколько из своих наиболее важных открытий, состоит из изобилующих ракушками песков того моря, которое когда-то омывало берега Восточной Англии. В нескольких местах под Красной Скалой находится сходная формация, которая названа Коралловой Скалой.

 

Изучив отчеты современных геологов, мы пришли к выводу, что возраст Красной Скалы составляет по меньшей мере 2,0–2,5 миллионов лет. Таким образом, Коралловая Скала должна быть еще древнее. Под Красной и Коралловой Скалами Восточной Англии лежат детритовые пласты, которые иногда называются костными. Они состоят из смеси различных материалов: песков, галек, ракушек и костей, которые происходят из различных более древних формаций, в том числе эоценовой Лондонской глины.

 

Д. Рейд Мойр нашел в детритовых пластах, которые расположены под Скалами, каменные орудия, на которых видны следы намеренной обработки различной степени интенсивности (рисунок 3.4).

 

 

Рис. 3.4. Остроконечный инструмент, найденный под основанием Красной скалы. Возраст образца составляет 2, 5 миллиона лет.

 

Заключив, что более грубые орудия относятся к эоцену, Мойр сказал: «Становится необходимым признать значительно более древний возраст человеческой расы, чем до этого предполагалось».

 

По самым крайним оценкам, орудия Мойра относятся к позднему плиоцену. Но согласно сегодняшней эволюционной теории мы не должны ожидать найти следы людей-производителей орудий в Англии 2–3 миллиона лет назад.

 

Мойр думал, что производители этих древнейших и самых грубых орудий должны представлять собой раннюю и дикую стадию человеческой эволюции. Но даже сегодня известно, что современные дикие племена производят очень примитивные каменные орудия. Поэтому, возможно, что существа, которые очень похожи на Homo sapiens sapiens, могли сделать даже самое грубое из орудий, найденных Мойром в слоях ниже Красной Скалы.

 

Сами орудия стали предметом жесточайших споров. Многие ученые думали, что это скорее продукты воздействия природных сил, а не работы человека. Однако, у Мойра было много влиятельных сторонников. Среди них был Генри Брейль, который лично исследовал местонахождения.

 

Он обнаружил в коллекции Мойра очевидный метательный камень из слоев, который лежит ниже красной скалы. Другими его сторонниками были Арчибальд Гейки, уважаемый геолог и президент Королевского Общества, и сэр Рэй Ланкастер, директор Британского музея. Среди образцов Мойра Ланкастер идентифицировал одного типичного представителя орудия, котороеон назвал «ростро-килевым». Это слово привлекает внимание к двум самым бросающимся характеристикам этого орудия. «Ростро» относится к тому, что орудия оббиты порциями, как будто кто-то работал клювом, а «килевым» оно названо, потому что на задней его поверхности имеется острый килеподобный выступ.

 

Ланкастер представил подробный анализ того, что он назвал «Норвическим эталонным образцом» (рис. 3.5). Этот особенно хороший пример «ростро-килевого» типа орудия был найден под Красной Скалой в Витлингаме, рядом с Норвичем. Раз «Норвический эталонный образец» найден под Красной Скалой, то его возраст составляет более 2,5 миллиона лет. «Норвический эталонный образец» совмещает явные следы намеренной обработки с ясным стратиграфическим положением.

 

 

Рис. 3.5. Норвичский контрольный образец. Дж. Рэйд Мойр утверждал, что он был найден в отложениях, находящихся под формацией Красной скалы, в Уитлингэме, Англия. «Клюв» (на который указывает стрелка) образует рабочую поверхность инструмента. Принимая во внимание то, что образец был обнаружен в отложениях, находящихся под формацией Красной скалы, его возраст должен превышать 2, 5 миллиона лет.

 

В 1914 году Ланкастер написал в отчете Королевского Антропологического Института: «Ни один человек, который знаком с кремневыми орудиями и необработанными человеком кремнями, не может даже отчасти поддержать то мнение, что „Норвический эталонный кремень“ получился в результате чего-то иного, а не человеческой работы». Ланкастер думал, что орудия этого типа могли принадлежать миоцену.

 

Мойр сделал серию важных открытий в Фоксхолле, где он нашел каменные орудия в средних слоях позднеплейстоценовой формации Красной Скалы. Таким образом, фоксхольским орудиям более 2,0 миллиона лет. Мойр писал в 1927 году: «Находки состоят из обломков кремневых орудий, и среди них есть рубила, готовые орудия, многочисленные отщепы и несколько обожженных камней, показывающих, что на этом месте разводили огонь… Если известная фоксхольская челюсть человека, которая по форме отнюдь не примитивна, действительно когда-то лежала на древней поверхности Земли, что находится сейчас глубоко под скалой и под мощным слоем ледниковых отложений, то мы можем сформировать определенное мнение о том, что эти древние люди по своим физическим характеристикам вряд ли отличались от нас».

 

У челюсти, о которой говорит Мойр интересная история (см. главу 7). Некоторые ученые, которые осмотрели ее, считают, что она подобна челюсти современного человека. К сожалению фоксхольская челюсть недоступна сейчас для дальнейшего изучения. А так она могла бы дать дополнительное подтверждение того, что кремневые орудия из Фоксхолла были сделаны человеком. Но даже без челюсти сами по себе орудия определенно указывают на присутствие человека в Англии в позднем плиоцене, возможно, 2,0–2,5 миллионов лет назад.

 

 

В 1921 году американский палеонтолог Генри Фэрфилд Осборн активно выступил в защиту этих орудий и поспорил с тем, кто не принимает плиоценовую дату. Он сказал, что «доказательства существования людей в плиоцене стоят сейчас на прочном фундаменте фоксхальских кремней, обработку которых человеком невозможно оспорить». Согласно Осборну, в Фоксхолле найдены сверла, наконечникоподобные заостренные орудия и скребла.

 

Осборн выступил в поддержку не только фоксхольских кремней, но также и остальных находок Мойра. Открытия Д. Рэйда Мойра, доказывающие существование в Восточной Англии человека плиоценового периода, открывают новую эпоху в археологии. Они несут несомненные доказательства существования в юго-восточной Британии человека, у которого есть достаточно ума, чтобы придавать форму кремням и разводить огонь. Он жил в плиоцене до начала первого оледенения.

 

Другим ученым, кого поразили фоксхольские находки, был Хуго Обермайер, который был до этого последователем и громогласным противником находок эолитов. Обермайер был одним из тех ученых, которые считали, что эолиты образовались в результате действия природных сил, которые сходны с теми силами, которые действуют на цементных и меловых мельницах. Но в 192 4 году Обермайер писал: «Открытия в Фоксхолле — это первое свидетельство существования человека третичного периода, которое мы имеем.» Третичный период продолжался от эоцена до плиоцена.

 

Мойр также сделал открытие в более позднем Кромеровском Лесном Пласте в Норфолке. Этим орудиям должно быть примерно 0,4–0,8 миллионов лет. По некоторым оценкам, нижняя часть формации Кромеровского Лесного Пласта образовалась даже 1,75 миллионов лет назад. Но многие ученые продолжают не признавать мойровские образцы как подлинные орудия. Они спорят, говоря, что эти предметы получились в результате действия только естественных факторов. Например, С. Хазледайн Уорен сказал, что они образовались в результате давления пород, которое раскрошило куски кремня о твердые пласты мела. В качестве доказательства он привел несколько образцов оббитых камней из бульхедского пласта эоценового местонахождения в Англии. Об одном из таких предметов (рисунок 3.7) Уорен написал в своем докладе Геологического Лондонского общества в 1920 году: «Этот хороший пример кремневого наконечника — самый примечательный образец в группе. Его рассматривают самого по себе, отдельно от его ассоциации и условий открытия, причем его сходство с мустьерскими орудиями едва ли можно оспорить.» Мустьерская культура — это принятая учеными индустрия каменных орудий позднего плейстоцена. Уорен думал, что найти в эоценовом слое какие-либо орудия невозможно. Но свободный от таких предрассудков человек может поинтересоваться, а действительно ли Уорен нашел в эоценовом слое в Эссексе подлинное орудие.

 

 

Рис. 3.7. С. Хэзлдин Уоррен заявил, что этот предмет, расщепление которого стало, по его мнению, результатом воздействия естественных факторов, очень сильно напоминает мустерианский остроконечный инструмент. Не смотря на то, что камень был обнаружен в эоценовой формации, его обработка вполне могла быть делом рук человека.

 

При обсуждении доклада на собрании Геологического общества один из присутствующих там ученых указал, что в нескольких случаях мойровские орудия найдены в средних слоях третичных осадочных пластов, а не непосредственно на твердом мелу. Это отвергает объяснение Уорена, который говорил о давлении пластов.

 

На этом спорные вопросы об открытиях Мойра были представлены на рассмотрение одной международной комиссии ученых. В эту комиссию, созданную по просьбе Международного института антропологии, входило восемь видных европейских и американских антропологов, геологов и археологов. Эта группа подтвердила выводы, сделанные Мойром. Они заключили, что кремни из основания Красной Скалы около Ипсвича, были из неповрежденного слоя, который принадлежит по, крайней мере, плиоцену. Более того, выбоины на кремнях несомненно были искусственного происхождения. Члены комиссии провели также четыре серии раскопок в детритовом пласте под Красной Скалой и лично нашли пять типичных образцов. Этим орудиям должно быть, по крайней мере, 2,5 миллиона лет. И так как в детритовом пласте содержатся материалы с древней поверхности Земли эпохи эоцена, то этим орудиям может быть до 55 миллионов лет.

 

Член комиссии Льюис Капитан писал «В основании Скалы, в неповрежденном слое, существуют обработанные кремни (мы их сами видели). Их не мог сделать никто иной, кроме человека или гоминида, который существовал в третичный период. Мы, специалисты по доистории, нашли, что этот факт абсолютно очевиден.»

 

К удивлению, даже после доклада этой комиссии оппоненты Мойра, например Уоррен, упорно пытались доказать, что кремневые орудия откололись в результате давления пород. Уоррен сказал, что кремни могли быть раскрошены айсбергом о дно океана вдоль побережья. Но не известно ни одного случая, чтобы айсберги могли делать многочисленные ударные бугорки и наносить точное ретуширование, с каким мы встречаемся у мойровских орудий. Более того, многие из образцов с Красной Скалы лежат в середине осаждения, а не на твердой каменной поверхности, о которую их мог бы разбить айсберг. К тому же, английский антрополог Д. М. Кольс сообщал, что фоксхольские орудия находятся в осадочных слоях, которые очевидно представляют поверхности земли, а не приобретенные отложения. Это также отвергает идею о действии айсбергов, которую вообразил себе Уоррен.

 

После того, как Уоррен объяснил этот феномен действием айсбергов, споры поутихли в 1968 году: «То… что научный мир не считал возможным принять со всей определенностью то или иное мнение, необходимо отнести на счет совершенного невнимания к этой восточно-английской проблеме, которое стали проявлять к ней после лет бурных споров». Частично это может быть правдой, но существует другое возможное объяснение: члены ученого сообщества решили, что для того, чтобы похоронить открытия Мойра, лучше всего умалчивать о них, а не устраивать бурные и громкие споры. К 1950-м годам научный мир твердо связал эволюцию человека с раннеплейстоценовым африканским центром. И поэтому если постоянно пытаться опровергнуть свидетельства о теоретически невозможном плиоценовом населении Англии, то могли бы возникнуть неожиданные вопросы, возможно даже затруднения и трудности. Это позволило бы двум спорящим сторонам усилить свое противостояние. Политика замалчивания, была ли она намеренной или нет, действительно оказалась очень успешной для того, чтобы убрать с поля зрения человечества свидетельства Мойра. То, что никто не замечает, не надо защищать, а защищая или поддерживая что-либо получаешь очень мало.

 

Кольс представляет исключение из обычного инстинктивного отрицания открытий Мойра (или полного их замалчивания). Он чувствовал, что «опускать все эти материалы без какого-нибудь рассмотрения несправедливо», и в своем докладе в 1968 году он с некоторым колебанием признал некоторые из орудий подлинными.

 

Хотя большинство современных авторитетов даже и не упоминают об открытиях Мойра, все же редкое упоминание о нем ради отписки можно найти в книге Б. В. Спаркса и Р. Г. Веста «Ледниковые периоды Британии»: «В начале этого века многие кремни из нижнеплейстоценовых скал были описаны как артефакты. Например, кремни, причем некоторые из них оббиты с двух сторон, а из Красный Скалы около Ипсвича и так называемые „ростро-килевые“ орудия из основания Норвической скалы около Норвича. Сейчас считается, что все они имеют естественное происхождение. Они не удовлетворяют требованиям для идентификаций их как орудий, а именно: такой предмет имеет установленную и регулярную форму, найден в геологически возможном месте обитания, предпочтительно вместе с другими следами деятельности человека (то есть со следами обработки камня, убийства животных, использования огня), и на таком предмете имеются следы нанесения скалывающих ударов в 2-х или 3-х направлениях под скалывающимися углами». Профессора Кембриджского Университета Спаркс и Вест являются специалистами по плейстоцену в Британии.

 

Кратко отвечая Спарксу и Весту, мы можем отметить, что Мойр и другие авторитеты, такие как Осборн и Капитан, смогли классифицировать образцы со скал как определенные типы орудий (ручные проторубила, сверла, скребла и т. д.), которые можно сравнить с орудиями, которые входят в принятые палеолитические индустрии, в том числе в Мустье. Фоксхольское местонахождение, в котором была найдена известная челюсть, использовалась многими авторитетами для того, чтобы показать геологически возможное местообитание. Мойр считал, в этой области процветало производство и заметил там следы использования огня. Что же касается нанесения скалывающих ударов в нескольких направления под определенными углами, то это не является единственным критерием, который можно использовать для того, чтобы решить, обрабатывал ли каменные предметы человек.

 

Но даже в этом случае М. К. Баркит из Кембриджа все-таки нашел на некоторых орудиях, найденных Д. Рэйдом Мойром, скалы в нескольких различных направлениях под правильными углами. Баркитт, принимавший участие в работе международной комиссии по изучению мойровских орудий в 1920-е годы, дал о них благоприятный отзыв в книге «Древнекаменный век», которая вышла в свет в 1956 году.

 

Баркитта особенно поразила стоянка у Торингтон-Холла, который расположен в 2-х милях к югу от Ипсвича. Там в отложениях Скал были найдены кремневые орудия. «В Торингтон-Холле найдены нетронутые до сих пор двустворчатые раковины, которые располагались чуть выше артефактов… После их заложения не могло произойти никакого дифференциального движения отложений, например, такого, которое бы могло обусловить расщепления находящихся там кремней. Это не могло произойти потому, что обязательно привело бы к разрушению очень тонких створок на этих ракушках.»

 

Затем Баркитт сделал поразительное заключение касающееся орудий, открытых в Красной Скале и под ней: «Сами по себе эолиты в основном гораздо древнее, чем позднеплейстоценовые отложения, в которых они были найдены. В действительности некоторые из них могут датироваться доплиоценовым временем.» Иначе говоря, он был готов принять существование разумных гоминидов-производителей орудий в Англии, которые жили более 5 миллионов лет назад. Так как существует большое количество доказательств, например, останки скелетов существования в доплиоценовые времена людей полностью современного типа, то причин для отрицания возможности того, что мойровские орудия с нижних формаций скал были сделаны человеком разумным более 5-ти миллионов лет назад, нет.

 

Другим человеком, который выступал в поддержку мойровских находок, был Льюис Лики. Он писал в 1960 году: «Можно говорить с большей уверенностью, а не просто предполагать, что примитивные люди присутствовали в нижнем плейстоцене в Европе так же, как и в Африке. И конечно же пропорции образцов из отложений из-под Скал показывают, что они были людьми, и их нельзя рассматривать просто как результат природных сил. Однако орудия из нижней части скал принадлежат не раннему (нижнему) плейстоцену, но по крайней мере позднему плейстоцену.»

 

Известные разоблачители эолитов

 

В палеоантропологии мы иногда сталкиваемся с «окончательным» разоблачительным докладом, который снова и снова пытается доказать несостоятельность очевидных свидетельств. В случае с европейскими эолитами имеется два хороших примера «окончательных» разоблачительных докладов: статья Брейля, в которой он заявляет, что псевдоэолиты сформировались в результате давления пород эо-ценовых формаций. Клермоне (Франция), и статья А. С. Бернса, стремящаяся продемонстрировать путем статистического анализа углов, наносимых ударов естественное происхождение эолитических индустрий.

 

В 1910 году Генри Брейль проводил раскопки, которые, как он думал, положат конец спорам об эолитах. В своем часто цитируемом докладе он пишет, что нашел напоминающие каменные орудия кремни в танетианской формации в Бель-Ассисе, недалеко от Клермона во Франции. Эти формации принадлежат раннему эоцену, то есть найденным там кремням 50–55 миллионов лет. Но Брейль не мог представить себе, что в эоцене существовали люди. Однако, как же тогда могли быть сделаны эти кремневые предметы? Во время раскопок Брейль нашел несколько камней, рядом с которыми лежали отлетевшие от них куски. На некоторых из этих отколотых кремней имелись ударные бугорки. На двух были сколы, которые напоминали ретушь. Причиной этих феноменов по Брейлю было простое давление пород. Может ли давление пород действительно привести к таким следствиям, которые наблюдал Брейль? Л. В. Пэтерсон, современный специалист по каменным орудиям, говорит, что при давлении очень редко получаются выраженные ударные бугорки. Обычно это происходит при намеренно направленном ударе.

 

Для иллюстрации Брейль выбрал свои лучшие образцы отщепов, найденные в непосредственной близости от желваков, от которых эти отщепы откалывались (рисунок 3.8).

 

 

Рис. 3.8. В эоценовой формации Клермона (Уаз), Франция, Генри Брейль обнаружил кремневые пластины, отколовшиеся от «материнского» блока в результате давления почвы. По его мнению, такие образцы доказывают, что эолиты не были сделаны человеком.

 

Но отщепы и ретуширование на них значительно грубее, чем на ядрищах и отщепах, которые Брейль определил в качестве примеров псевдоэолитов (рис. 3.9.).

 

 

Рис. 3.9. Эти предметы, найденные в эоценовой формации под Клермоном (Уаз), Франция, были определены Г. Брейлем как «псевдоэолиты».

 

 

Рис. 3.10. Этот предмет из кремния был обнаружен Г. Брейлем и Обермайером в эоценовой формации под Клермоном (Уаз), Франция. Брейль отметил его идентичность по форме с некоторыми орудиями позднего плейстоцена, но, тем не менее, отнес его к продуктам деформации, вызванной геологическим давлением.

 

Брейль сказал, что все эти результаты получились вследствие давления пород. Но такое его утверждение было бы оправданным, только в том случае, если бы он нашел отщепы от лучше выглядящих эолитов в непосредственной близости от тех желваков, от которых эти отщепы откололись. А он как раз не нашел таких.

 

Неудовлетворительный характер гипотезы Брейля о давлении пород становится еще более очевидным, когда мы рассмотрим то, что Брейль называл «два воистину исключительных предмета, место открытия которых — внутри пластов — абсолютно точно известно.»

 

Брейль сказал, что первый предмет (рисунок 3.10) фактически не отличается от азилио-тарденойского grattoir, или конца скребла. В основном ученые приписывают азилио-тарденоисианские каменные орудия Homo sapiens sapiens'у позднего плейстоцена Европы. Описывая второй исключительный предмет (рисунок 3.11) Брейль сравнивает его с орудиями, найденными в Лес-Эйзе, позднеплейстоценовом местонахождении во Франции. Кажется, что давлением пород нельзя объяснить происхождение этих орудий, которым более 5 миллионов лет.

 

 

Рис. 3.11. Кремниевый предмет обнаруженный в эоценовой формации под Клермоном (Уаз), Франция. Хотя Брейль сравнил его с инструментами позднего плейстоцена, он отнес его к продуктам деформации, вызванной геологическим давлением.

 

Статья Брейля до сих пор используется как подтверждение того, что эолиты имеют скорее природное, а не искусственное происхождение. Такой вид цитирования — очень эффективный метод пропаганды. Прежде всего, сколько людей захочет докопаться до оригинальной статьи Брейля и убедиться самим, действительно ли то, что он сказал, имеет смысл?

 

«Окончательный» доклад Брейля в 1910 году случился до большинства открытий Д. Рэйда Мойра в Восточной Англии. Постепенно, когда находки Мойра стали привлекать внимание, Брейль поехал в Англию, чтобы провести оценку «от первого лица». Ко всеобщему удивлению, Брейль обратился к Мойру. Он признал подлинность орудий из плиоценовой Красной Скалы в Фоксхолле и сказал также, что «некоторые орудия из пластов Красной Скалы абсолютно не отличаются от классических кремневый орудий». Формациям, которые находятся под Скалой где-то 2–55 миллионов лет. Потом Брейль стал очевидно давать уклончивые заявления. В книге «Человек древнего века», опубликованной в 1965 году, уже после его смерти утверждается только, что «можно принять только определенное количество отщепов, хотя в основном угол их ударов не допускает этого». Интересно, почему здесь не упоминаются предметы, о которых Брейль раньше сказал, что они «не просто эолиты, но абсолютно не отличаются от классических кремневых орудий».

 

Другой важной составляющей споров о эолитах был выдвинутый Альфредом С. Бернсом критерий истинности углов ударов. Бернс защищал Мойра в 1920-е годы, но позднее от стал его оппонентом. В 1939 году он предложил то, что многие специалисты до сих пор считают смертельным ударом по английским эолитам Мойра. Но Бернс не ограничивал свое внимание одним Мойром. В своей работе «Различия между естественными и искусственными сколами на доисторических кремневых орудиях» Бернс рассматривает также индустрии каменных орудий Франции, Португалии, Бельгии и Аргентины.

 

Защитники эолитов в основном возражают тем, что природные силы не могли произвести такие виды сколов, которые имеются на спорных предметах. Бернс искал какой-нибудь метод конкретных измерений, с помощью которого можно было бы показать, соответствует это действительности или нет. Для этой цели Бернс выбрал то, что он назвал «углом трещины ударной площадки». «Угол трещины ударной площади», — писал он, — «это угол между ударной площадью или поверхностью, на которую наносился удар или оказывалось давление, которое откалывало отщеп, а на том месте, где он откалывался, на орудии оставалась трещина.» Если это подлинная работа человека, то угол был острым, а если нет — то тупым.

 

На наш взгляд, описание измерения углов Бернса является каким-то неопределенным. Мы разговаривали со специалистами по каменным орудиям из Калифорнийского музея округа Сан-Бернардино, в том числе и с Рутом Д. Симпсоном, и они также не смогли точно классифицировать углы, которые измерял Бернс. Каков бы ни был угол трещины ударной площади, Бернс полагал, что он нашел объективный измеримый способ, посредством которого можно отличить природное скалывание от человеческой работы.

 

Чтобы этот метод был эффективным, его необходимо применять не к единичному образцу, а к большой серии образцов спорной индустрии. Бернс утверждал, что эту серию «можно считать искусственного происхождения, если менее 25 % углов трещин на ударных площадках тупые (90 градусов и больше)». Установив это, Бернс пришел к разрушительному заключению; ни один из осмотренных им эолитов, в том числе те, которые найдены Мойром, не были сделаны человеком. Очень интересно, что сам Мойр знал о критерии Бернса и считал, что его образцы соответствовали необходимым требованиям. Но для Бернса и почти для всего научного мира спор на этом закончился.

 

Фактически, официальные научные круги похоронили спор об эолитах и других третичных индустриях каменных орудий. С открытием яванского и пекинского людей научный мир все больше и больше убеждался, что главный переход от обезьяноподобных предков к людям-производителям орудий (или протолюдям) произошел в раннем или среднем плейстоцене. Это превращало предположительно каменные орудия людей плиоцена и более ранних периодов в совершенно ненужную тему, которой можно почти не уделять внимания. Однако Бернс совершил полезный, хотя и лакейский шаг, когда уничтожил несколько ненужных остатков не относящихся к делу свидетельств. С этого времени, когда случается возникнуть теме об очень древних каменных индустриях, ученые время от времени все еще со всей убежденностью могут датировать доклад Бернса. Даже сегодня ученые, изучающие каменные орудия, прибегают к методу Бернса.

 

Но при более тщательном изучении может оказаться, что сам «окончательный» разоблачительный доклад Бернса нуждается в разоблачении. В 1986 году канадский антрополог Ален Лайль Брайан писал: «Вопрос о том, как отличить предметы природного происхождения от артефактов еще далек от разрешения и требует дальнейших исследований. Тот способ, который разрешил эту проблему в Англии: применение статистического метода Бернса при измерении узлов трещин на ударной площадке, в основном не приложим ко всем проблемам отличения предметов природного происхождения от предметов искусственного происхождения». Во время разговора по телефону с одним из нас 28 мая 1987 года Брайан выразил также осторожное предположение, что, стараясь исключить все аномальные европейские индустрии каменных орудий, Бернс, возможно, зашел слишком далеко. Обратив внимание на недавние открытия, Брайан сказал, что существуют позднеплейстоценовые австралийские орудия, которые не подпадают под классификацию Бернса.

 

Олдувай (нижние уровни Олдувайского ущелья) — это другой пример индустрии, которая явно не подходит под критерии Бернса. Принимая во внимание чрезвычайную грубость этих предметов, можно только удивляться, почему их подлинность никогда не оспаривалась научным миром. Возможно потому, что олдувай-ская индустрия является доказательством эволюционной гипотезы об африканской родине человека, которая принимается как догма.

 

В свете представлений Брайана и других, становится ясным, что полное неприятия эолитических и других индустрий при применении критерия Бернса ничем не оправдано.

 

Недавние находки эолитических орудий в Северной и Южной Америке

 

Несмотря на все попытки Бернса и Брейля, вопрос об эолитах продолжает преследовать археологов. В Северной и Южной Америке были найдены несколько аномально древних грубых каменных индустрий.

 

Большинство археологов говорит, что племена охотников из Сибири перекочевали в Аляску по перемычке, которая существовала, когда во время последнего оледенения уровень моря понизился. Тогда миграции в южном направлении препятствовал канадский ледник, это продолжалось до 10 тысячелетия до нашей эры.

 

А затем первые американские переселенцы прошли через свободный ото льда проход в ту часть суши, которая назывется сейчас Соединенными Штатами. Эти так называемые кловисские охотники известны по своим характерным наконечникам копий, которые находятся в соответствии с высокоразвитыми каменными орудиями позднего палеолита Европы.

 

Однако многие памятники, раскопанные современными археологическими методами содержат даты, по которым люди жили в Америке 30 000 лет назад. Среди этих стоянок: Эль-Седрал в Северной Мексике, остров Санта-Барбара у берегов Калифорнии и пещера Боккэрао до Сито да Педра Фурада в северной Бразилии. Другим спорным памятникам значительно больше 30 000 лет назад.

 

Джордж Картер и стоянка на Техасской улице

 

В 1950-е годы Джордж Картер открыл на Техасской улице в Сан-Диего хороший пример спорной американской индустрии каменных орудий, напоминающих европейские эолиты. Картер заявил, что нашел на этой стоянке кострища и грубые каменные орудия на горизонтах, которые соответствуют по крайней мере межледниковому периоду — около 80 000-90.000 лет назад. Критики осмеяли это заявление, отнесясь к картеровским орудиям как к предметам природного происхождения, а позднее Картера публично обесславили в курсе «Фантастическая археология» Гарвардского университета. Однако Картер представил четкие критерии для того, чтобы провести различия между его орудиями и камнями, разбитыми в результате действия природных факторов, а специалисты по каменным орудиям, например, Джек Витовт, подтвердили его заключения.

 

В 1973 году Картер провел более широкие раскопки на Техасской улице и пригласил множество археологов приехать и посмотреть на стоянку самим. Не ответил почти никто. Картер писал: «Государственный университет Сан-Диего наотрез отказался посмотреть на работы, которые проводились на его собственном дворе.»

 

В 1960 году издатель «Сайенс», журнала Американской Академии развития науки, попросил Картера написать статью о первых людях Америки. Картер написал ее, но когда издатель послал ее на рецензию двум ученым, они отвергли ее.

 

Когда издатель сообщил об этом Картеру, тот ответил ему в письме от 2 февраля 1960 года: «Теперь я должен предположить, что вы не имеете никакого представления об ожесточенности споров, которые разворачиваются в этой области. Практически нет никакой надежды, что в настоящее время попытка выразить какую-нибудь мысль о состоянии исследований о первых людях Америки увенчается успехом. Одно мне непонятно: я переписываюсь с человеком, чье имя я не могу открыть, так как хотя он и думает, что я прав, он может потерять работу, если подтвердит это. У меня есть другой анонимный корреспондент, аспирант, он нашел свидетельство, которое могло бы подтвердить мою правоту. Он и его сокурсник закопали это свидетельство. Они уверены, что если бы они вышли с ним, это стоило бы им потерей возможности получить докторскую степень. Во время одного собрания ко мне подошел молодой профессионал и сказал: „Я надеюсь, вы выльете на них все это. Я бы сам сказал это, если бы мог, но это стоило бы мне потери работы“. На другом собрании один молодой человек незаметно подошел ко мне и тихо сказал: „В месте раскопок Х на дне найдены ядрища наподобие ваших, но не делайте о них публикаций.“»

 

Археолог Брайан Ривс описывал разрушительный эффект негативной пропаганды при оценке открытий Картера. Он писал вместе с соавторами в 198 6 году: «Действительно ли в Техасском квартале найдены подлинные артефакты, и действительно ли это состояние относится к последнему межледниковому периоду?… Под весом критических „доказательств“, которые предъявили авторитетные археологи, главный автор (Ривс), как и другие археологи, без критики занимают скептическую позицию, не принимая эти памятники и предметы, потому что они являются природными феноменами.» Но когда Ривс взял на себя такое беспокойство и сам посмотрел на данные, он изменил свое мнение. Он заметил, что эти предметы, несомненно, сделаны руками человека, и стоянка Техасского квартала были того самого возраста, о котором говорил Картер.

 

Льюис Лики и стоянка Калико

 

Льюис Лики, ставший потом известным за свои открытия в Олдувайском ущелье в Африке, начал свою карьеру с радикальных идей о древности человека в Америке. В то время ученые думали, что племена сибирских охотников проникли в Северную Америку не раньше, чем 5000 лет назад.

 

На это Лики отвечал: «В 1929–1930 годах я преподавал в Кембридже… и тогда я начал говорить студентам, что человек должен был быть в Новом Свете по крайней мере 15 000 лет. Я никогда не забуду, как Алесу Хрдлике, великому человеку из Смитсонского института, случилось быть в Кембридже и мой профессор (я был тогда только младшим научным сотрудником) сказал ему, что доктор Лики говорит студентам, что человек должен был быть в Америке пятнадцать или даже более тысяч лет назад. Он ворвался в мою аудиторию — он даже не задержался, чтобы пожать мне руки.»

 

Хрдлика сказал: «Лики, что я такое услышал? Вы проповедуете ересь?»

 

— Нет, сэр.

 

— Нет, проповедуете! Вы говорите студентам, что человек был в Америке 15 тысяч лет назад. Какие у вас есть доказательства?

 

Лики ответил: «Ни одного неоспоримого доказательства. Лишь только косвенные. Но так как человек живет от Аляски до мыса Горн, существует столько разных языков и было по крайней мере 2 цивилизации, то невозможно, что он появился здесь только несколько тысяч лет назад, как вы ему позволяете.»

 

Лики продолжал поддерживать неортодоксальные взгляды по этому вопросу, и 1964 году он сделал попытку собрать какие-либо очевидные доказательства в стоянке Калико в пустыне Мохаве в Калифорнии. Эта стоянка располагается недалеко от берега высохшего теперь плейстоценового озера Мэникс. За 18 лет раскопок под руководством Рута Д. Симсона с целого ряда горизонтов было извлечено 11 400 эолитоподобных артефактов. Урановая дата самого древнего горизонта, содержащего артефакты — 200 000 лет назад.

 

Однако, как это случилось и с Техасским кварталом, представители официальной науки отвергли найденные в Калико артефакты как продукты природного воздействия и популярные статьи по археологии обошли молчанием стоянку Калико. Биограф Лики Соня Коль сказала: «Для многих коллег, которые восхищались и любили Льюиса и его семью, те годы были полны трудностей и грусти.»

 

Все же у артефактов из Калико были свои защитники, которые приводили веские доводы в пользу того, что эти предметы получились в результате труда человека, а не действия природных факторов. Филипп Тобиас, известный коллега Раймонда Дарта, открывателя австралопитека, заявлял в 1979 году: «Когда доктор Лики впервые показал мне маленькую коллекцию кусков из Калико… я сразу же убедился, что на некоторых, хотя не на всех, маленьких образцах есть несомненные следы человеческой обработки.»

 

В 1986 году Рут Д. Симпсон писал: «Природе было бы трудно сделать много образцов, похожих на сделанные человеком однофасные орудия, совершенно однонаправленные края которых ретушировали одинаковым, направленным способом». На стоянке Калико найдено много совершенно однообразных каменных орудий с единообразно ретушированными краями: различные скребла и резцы. Кремневые орудия с однообразными, однонаправленными скалами, подобные тем, что найдены в Калико, это типичные европейские эолиты. Среди олдувайских индустрий в Восточной Африке также найдены подобные образцы. Среди лучших орудий, которые найдены в Калико, был превосходный клювообразный резец (рисунок 3.12). Также там найдены и каменные шары.

 

 

Рис. 3.12. Остроконечный резец — каменный инструмент из Калико, в Южной Калифорнии. Возраст — около 200 тысяч лет.

 

Однако в целом открытия из Калико наткнулись на стену молчания, осмеяние и оппозицию со стороны шеренг представителей официальной палеоантропологии. Тем не менее Рут Симпсон писал: «Возраст появления человека в Новом Свете быстро увеличивается, и это больше нельзя игнорировать лишь только потому, что это не подходит под текущие модели доистории Нового Света… Для нашей уверенности в том, что имеем дело с беспристрастными равными взглядами, необходима гибкость мышления.»

 

Тока да Есперанса, Бразилия

 

Одна находка в Бразилии подтвердила подлинность орудий из Калико. В штате Бахиа в 1982 году Мариа Белтрас нашла ряд пещер с наскальными росписями. В 1985 году в Пещере Тока да Есперанса (Пещера Надежды) были начаты раскопки, а в 1986 и 1987 годах там были найдены грубые каменные орудия, которым сопутствовали плейстоценовые млекопитающие. При датировке урановым методом был получен минимальный возраст костей в 200 000 лет, а максимальный 295 000 лет.

 

Об этом открытии сообщил научному миру известный французский археолог Генри де Люмлей.

 

Орудия были сделаны из кварцитовых булыжников и несколько напоминали орудия из Олдувайского ущелья. Ближайшее место рождения кварцита находится примерно в 10 километрах от пещерной стоянки.

 

Де Люмлей и его коллеги пишут в докладе: «Вероятно, это свидетельство указывает на то, что первые люди проникли на американский континент задолго до того, как это думалось раньше.» Они продолжают: «В свете открытий в Тока де Експеранса гораздо легче интерпретировать каменную индустрию стоянки Кали-ко в пустыне Мохаве, незадолго от Ермо, округ Сан-Бернардино (Калифорния), которая датируется 150 000–200 000 годами.»

 

Согласно де Люмлею и его коллегам, человек и человеческие предки несколько раз проникали в Америку из Северной Азии в плейстоцене. Как он говорят, первыми переселенцами, которые произвели орудия в бразильской пещере, были люди прямоходящие. Хотя этот взгляд находится в гармонии с общим соглашением по человеческой эволюции, все-таки нет оснований отрицать возможность того, что орудия из Тока да Есперанса были сделаны анатомически современными людьми. Как мы уже упоминали несколько раз, такие орудия до сих пор производят в различных частях света.

 

Монте-Верде (Чили)

 

Стоянка Монте-Верде на юге центральной части Чили — это другой археологический памятник, в котором найдены грубые каменные орудия. Согласно сообщению в «Маммат Трумфет» (1984 год), впервые эта стоянка была осмотрена археологом Томом Дилехэем в 1976 году. Хотя возраст памятники в 12 500 — 13 500 лет не является слишком аномальным, все же эти археологические находки бросают вызов общепринятой теории о кловисских охотниках. Культура насельников Монте-Верде абсолютно не похожа на культуру кловисских охотников. Хотя насельники Монте-Верде делали развитые бифасы, в основном они делали минимально обработанные галечные орудия. И действительно, главным образом получали каменные орудия просто выбирая расколовшиеся от природных факторов гальки. На некоторых из них видны ни больше ни меньше следы использования. На других видны следы намеренного ретуширования рабочего края. Это сильно напоминает описание европейских эолитов.

 

В этом случае досаждающий вопрос «артефакты против натуральных фактов» был разрешен, по счастливой случайности: стоянка расположена в болотистой местности, в которой сохранились портящиеся растения и животные. Два галечных орудия были воткнуты в деревянную рукоятку. Также были обнаружены 12 фундаментов построек; они были сделаны из вбитых в землю досок и небольших бревен. Там найдены большие жилищные очаги и большие угольные печи, обложенные глиной. На одном куске глины видели след восьми-девятилетнего ребенка. Также были найдены грубые деревянные ступы, которые стояли на деревянных опорах, жерновах, остатки дикого картофеля, лекарственные растения и растения с морского побережья с высоким содержанием соли. В целом, стоянки Монте-Верде проливает свет на существование существ, которые могли делать и использовать грубые галечные орудия в плиоцене и миоцене в Европе или на границе плиоцена и плейстоцена в Африке. В этом случае эта культура располагала всеми домашними удобствами, сделанными из разлагающихся материалов. Культурный уровень стоянки гораздо выше культурного уровня предков человека. Мы можем ожидать встретить его у анатомически современных людей даже сегодня в простой деревне.

 

Благодаря случайному сохранению мы видим, что артефакты из Монте-Верде представляют развитую культуру, которой сопутствовали грубейшие виды каменных орудий. На стоянках, которые древнее этой на миллионы лет, мы видим только каменные орудия, хотя разлагающиеся артефакты того же рода, что найдены в Монте-Верде, также могли сопутствовать им.

 

Недавние находки в Пакистане

 

В других частях света, а не только в Америке, продолжают находить эолитоподобные орудия, которые не согласуются с общепринятыми идеями о человеческой эволюции. Примером может стать несколько достаточно недавних находок английских археологов в Пакистане. Этим грубым грубым чопингам около 2-х миллионов лет. Но согласно доминирующей идее об африканской родине человека место обитания предка человека того периода, Homo habilis'а должно быть ограничено Африкой.

 

Некоторые ученые пытались дискредитировать открытие в Пакистане. Антрополог Сэлли Макбрирти выражала свое неудовольствие в «Нью Йорк Таймс», говоря, что открыватели «не предоставили достаточно подтверждений того, что это образцы того возраста и что они были сделаны человеком.» Наш обзор аномальных каменных орудий заставляет нас подозрительно относиться к подобным обвинениям. Ученые обычно требуют более высокого уровня подтверждений для аномальных находок, чем для свидетельств, которые согласуются с укоренившимися идеями о человеческой эволюции.

 

Автор одной статьи из британского журнала «Нью Саентист» полагал, что Макбрирти была слишком слишком скептичной. Относительно выраженных сомнений о стратиграфическом контексте и возрасте каменных орудий, в «Нью Саентисте» заметили: «Подобные сомнения не относятся к каменным кускам из долины Соан, к юго-востоку от Равалпинди», — так смотрит Робин Деннелл, исполнительный директор палеолитического проекта Британской археологической миссии и Шеффилдского университета. Он и его коллега Хелен Ренделл, геолог из университета Суссекса, сообщали, что кварцитовые куски так «просто врезались в отложение обломочных горных пород и крупно-зернистого песчаника (называемое Верхней Сиваликской свитой), что их пришлось выбивать оттуда долотом.» Согласно «Нью Саентист», их возраст был определен путем комбинации палеонтологического и стратиграфического методов.

 

А что на счет предположения Макбрирти о том, что эти каменные предметы не были сделаны людьми? В «Нью Йорк Саентист» дается более разумная точка зрения: «Деннелл считает, что из тех кусков, которые они нашли, восемь „определенно“ являются „артефактами“». По мнению Деннелла, вызывающий наименьшие сомнения артефакт — это кусок кварцита, по которому предположительно ударил каменным молотом гоминид. Он нанес несколько ударов в 3-х направлениях и откопал 7 отщепов (рис. 3.13). Эти многогранные сколы и «свежая» поверхность трещин, оставшихся на ядрище, «очень убедительно» доказывает то, что они были сделаны человеком.

 

 

Рис. 3.13. Каменное орудие, обнаруженное в Верхней Сиваликской формации в Пакистане. По утверждению британских ученых, его возраст составляет около двух миллионов лет.

 

Так что же случилось с находками в Пакистане? Ученые придерживаются того мнения, что человек прямоходящий был первым представителем рода «Homo», который покинул Африку, что произошло примерно 1 миллион лет назад. Поэтому очевидно, что дискредитация учеными найденных в Пакистане каменных орудий, которым около 2-х миллионов лет была предопределена, потому что ученые не собирались изменять свои представления. Можно представить себе, как бы отреагировали ученые на каменные орудия, найденные в миоценовых слоях.

 

Сибирь и Индия

 

На других азиатских стоянках, в Сибири и в северо-западной Индии было сделано много других открытий каменных орудий, возраст которых около 2-х миллионов лет.

 

В 1961 году рядом с Горно-Алтайском, на реке Улалинка в Сибири были найдены сотни грубых галечных орудий. Как сообщали в 1984 году советские ученые А. П. Окладников и Л. А. Рагожин, эти орудия найдены в слоях, возраст которых 1,5–2,5 миллионов лет.

 

Другой советский ученый, Юрий Молчанов нашел каменные орудия, похожие на европейские эолиты. Эта стоянка находилась на реке Лена, у селения Урлак. Калий-аргоновая и магниевая даты формаций, в которых найдены эти орудия, — 1,8 миллионов лет назад. Недавние находки в Индии также датируются примерно 2 миллионами лет. Много открытий было сделано в Сиваликских горах на северо-западе Индии. Название «Сиваликские горы» происходит от имени полубога Шивы, повелителя разрушительных сил вселенной. В 1981 году сотрудник антропологической службы Индии Анек Рам Санкхйан нашел одно каменное орудие около деревни Харитальянгар, в позднеплейстоценовой татротской формации, возраст которой более 2-х миллионов лет. Другие орудия были найдены в той же самой формации.

 

Вышеупомянутые сибирские и индийские открытия, которым по 1,5–2,5 миллионов лет, не согласуются с общепринятым взглядом о том, что человек прямоходящий был первым представителем вида Hоmo, который покинул Африку, что произошло около миллиона лет назад.

 

В 1982 году К. Н. Прасад из геологической службы Индии сообщил об открытии «грубого однофасного галечного рубила» в миоценовой нагрийской формации около Харитальнгар, у подножия Гималаев на Северо-Западе Индии. Прасад писал в своем отчете: «Это орудие было найдено in situ во время повторного обследования геологической колонны, чтобы оценить толщину пластов. Для того, чтобы установить точное происхождение материала, была проявлена осторожность — чтобы отвергнуть любую возможность того, что он попал сюда из более молодых слоев.»

 

Прасад думал, что орудие произвело очень примитивное, обезьяноподобное существо, называемое «рамапитеком». «Присутствие этого галечного орудия в таких древних отложениях, — говорит Прасад, — указывает на то, что сделали орудия древнейшие гоминиды, такие, как рамапитек. Они были прямоходящими и ходили на двух ногах, возможно они использовали эти орудия для охоты.» Но сегодня большинство ученых считает, что рамапитек был предком не человека, а современных орангутангов. Такое новое отношение к рамапитеку говорит о том, что он не был производителем каменных орудий.

 

Итак, кто же сделал миоценовое орудие, о которых сообщал Прасад? Его вполне могли сделать анатомически современные люди, которые жили в миоцене. Даже если бы мы предположили, что это миоценовое орудие сделало какое-нибудь примитивное существо вроде Homo habilis, то это бы все равно вызвало бы большие сомнения. Согласно современным взглядам, первые производители орудий появились в Африке около 2-х миллионов лет назад.

 

Кто сделал эолитические орудия?

 

Даже услышав все доводы в пользу того, что эолиты сделал человек, доводы, которые обязательно убедят многих, все же у некоторых могут вполне естественно остаться некоторые сомнения. Возникает вопрос: можно ли простить такого человека за то, что он не принимает эолиты? Ответ на этот вопрос: да. Но это «да» означает, что тогда этот человек должен отказаться от признания других индустрий каменных орудий сходного происхождения, в том числе многие принятые индустрии, такие как, Олдувай в Восточной Африке, открытые Льюисом и Мэри Лики. Когда помещаешь рядом иллюстрации эолитов, найденных на плато Кент в Восточной Англии, и орудий из Олдувайского ущелья (рисунок 3.3), мы не заметили в их производстве особых различий.

 

Самым разумным заключением является то, что и европейские эолиты и олду-вайские орудия из Восточной Африки были произведены намеренно. Но кем? Ученые практически без возражений принимают, что олдувайские орудия были сделаны Homo habilis, примитивными видами гоминида. Поэтому ученые не должны полностью отрицать возможность того, что какое-то существо, подобное Homo habilis могло сделать эолиты из Восточной Англии и плато Кент, возраст некоторых из них можно сопоставить с возрастом олдувайских орудий.

 

Но есть и другая возможность. Мэри Лики говорит о ней в своей книге об олдувайских каменных орудиях: «Недавно в Юго-Западной Африке сделали наблюдение интересного современного использования неретушированных отщепов в виде рубящих каменных орудий. Экспедиция Государственного музея Виндхука обнаружила два племени Ова-Тьимба, которые используют каменные орудия. Они не только делают чопперы для того, чтобы разбивать кости и для других тяжелых видов работы, но используют для разбивания костей и снимания кожи также простые отщепы, не ретушируя их при этом, и не делая ручки». Поэтому ничто не мешает допустить возможность того, что даже самые грубые каменные орудия, найденные в Олдувайском ущелье и на европейских стоянках, могли сделать анатомически современные люди.

 

Обычный ответ на это: в отложениях того периода (ранний плейстоцен или поздний плиоцен) не найдено ни одной окаменелости человека современного типа, в то время, как окаменелости Homo habilis найдены. Но окаменелости человека разумного редко находят даже на позднеплейстоценовых стоянках, где есть множество каменных орудий и других следов человеческого обитания.

 

Более того, как это показывается в главах 7 и 12, ученые нашли окаменелые костные остатки человека современного типа в таких древних отложениях, как нижний слой Олдувайского ущелья в Танзании. Среди них можно перечислить скелет ископаемого человека, найденный в 1913 году доктором Гансом Реком в пачке II Олдувайского ущелья, и несколько человеческих бедренных костей, которые нашел Ричард Лики у озера Туркана (Кения) — в формации, которая чуть-чуть древнее, чем пачка I в Олдувае.

 

Поэтому нельзя говорить, что нет никаких ископаемых свидетельств присутствия современного человека в нижних слоях Олдувайского ущелья. Помимо ископаемых свидетельств, у нас есть отчет Мэри Лики о спорной круговой формации камней в стоянке DК в нижней пачке I. Она предположила, что «их установили в качестве подпор для ветвей или шестов, воткнутых в землю для защиты от ветров и бурь.»

 

«В целом, — писала она, — этот круг напоминает временные постройки, которые чисто делают современные кочевые народы. Они сооружают низкую каменную стену вокруг жилищ, которая и защищает от ветра, и поддерживают ветви, которые сгибают и покрывают шкурами или травой». Для иллюстрации Мэри Лики привела фотографию такого временного убежища, которое было сделано у племени Окомбамби в Юго-Западной Африке (сейчас там находится государство Намибия).

 

Не все согласились с этой интерпретацией каменного круга. Но принимая версию Лики, может возникнуть очевидный вопрос: если она считает, что сооружение похоже на те, что делают сегодня кочевые племена, такие как Окомбамби, то почему она не предполагает, что сделали олдувайский каменный круг анатомически современные люди 1,75 миллионов лет назад.

 

Интересно отметить, что существует свидетельство того, что орудия из олдувайского ущелья были развитыми. Д. Десмонд Кларк писал в предисловии к работе Мэри Лики (1971 год): «Есть артефакты, обычное употребление которых типологически ассоциируется значительно более древними временами (верхний палеолит и даже еще древнее) маленькие формы скребел, шил…. и галька с желобками и клювообразными сколами.» Однако, отметим, что современные ученые считают, что орудия того типа, найденные в верхнем палеолите и даже еще древнее — это скорее работа человека разумного, а не человека прямоходящего или Homo habilis. Развитые каменные орудия также встречаются в европейских местонахождениях эолитов. Таким образом, мы должны признать возможность того, что некоторые, если не все олдувайские и эолитические орудия были сделаны анатомически современными людьми.

 

Льюис и Мэри Лики нашли также в пачке I олдувайского ущелья каменные шары и одно орудие для работы с кожей, которое очевидно использовалось для нарезания кожаных шнурков для боласов. Использование шаров для игр по захвату своего соперника требуют, кажется, такого уровня интеллекта и ловкости, который превосходит возможности Homo habilis. Недавняя находка относительно полного скелета Homo habilis показывает, что этот гоминид был гораздо больше похож на обезьяну, чем ученые представляли до этого.

 

Итак, к чему нас это приводит? В сегодняшнем мире мы встречаемся с различными уровнями производства каменных орудий человеком — от примитивной до развитой. И как мы описали в этой главе и в следующих двух главах, мы находим свидетельства того же самого разнообразия орудий в плейстоцене, плиоцене, миоцене и даже в эоцене. Самым простым объяснением этого является то, что анатомически современные люди, которые производят такой спектр орудий сегодня, делали также их и в прошлом. Можно также представить, что такие люди сосуществовали с более примитивными человекоподобными существами, которые также делали каменные орудия.

 

ГЛАВА 4. Грубые палеолитические орудия

 

Грубые палеолитические являют собой следующую ступень развития по сравнению с эолитами. Эолиты — это природные разбитые куски камней, которые использовались как орудия, причем они были мало или вообще не модифицированы. Рабочий край может быть слабо ретуширован или на нем могут быть просто следы использования. Однако, палеолитические орудия часто намеренно отщеплены от каменных ядрищ и модифицированы более экстенсивно.

 

Находки Карлоса Рибейро в Португалии

 

Первый намек об открытиях Карлоса Рибейро попал в поле нашего внимания совершенно случайно. Просматривая работы американского геолога XIX века Д. Д. Витни, мы случайно наткнулись на одно-два предложения о том, что Рибейро нашел в миоценовых формациях около Лиссабона кремневые орудия.

 

В трудах С. Лейнга, известного английского популяризатора науки конца девятнадцатого столетия мы встретили еще более короткие упоминания. Мы изучили каталоги библиотек, но, к удивлению, не обнаружили ни одной работы под именем Рибейро и оказались в безвыходном положении. Немного позднее имя Рибейро «всплыло» опять, на этот раз в английском издании 1957 года книги Боуля и Валуа «Ископаемые люди», которые довольно кратко упомянули о работе этого португальского ученого. Однако, благодаря Боулю и Валуа, мы обратились к изданию 1883 года книги Габриэля де Мортилле «Доистория», который дал во Франции благоприятный отзыв об открытиях Рибейро. Следуя ссылкам, которые де Мортилле приводит в сносках, мы постепенно открыли богатый пласт достойных упоминания убедительных оригинальных сообщений во французских журналах по археологии и антропологии второй половины XIX столетия.

 

Путь исследования этого «похороненного» свидетельства был освещен, и они показали, как научный истаблишмент трактует сообщение о фактах, которые больше не подтверждают признанные взгляды. Имейте ввиду, что для большинства людей, которые изучают сейчас палеоантропологию, Рибейро и его открытия просто не существуют. Вам придется обратиться к учебникам, напечатанным более 30 лет назад, чтобы найти хотя бы одно упоминание о них.

 

В 1857 году Карлос Рибейро был назначен руководителем Геологического управления Португалии, а также он был избран в Португальскую Академию Наук. В 1860–63 годах он проводил исследования каменных орудий, найденных в португальских четвертичных слоях. Геологи XIX века в основном делили геологические периоды на 4 главные группы: 1) первичную, в которую входили периоды с докембрия до перми; 2) вторичную — от триаса до мела; 3) третичную — от палеоцена до плиоцена; 4) четвертичную — от плейстоцена до голоцена. Рибейро изучал во время своих исследований кремни со следами человеческой работы, которые находили в третичных пластах между Канергадо и Алемкьер — двух деревнях в бассейне реки Тежу на северо-восток от Лиссабона.

 

Рибейро незамедлительно начал собственные исследования и нашел во многих местонахождениях в третичных пластах отщепы обработанных кремневых и кварцитовых кусков. Однако Рибейро чувствовал, что должен подчиниться преобладающей научной догме, которая господствует до сих пор и говорит о том, что люди появились не раньше третичного периода.

 

В 1866 году на официальных геологических картах Португалии Рибейро неохотно указал возраст четвертичного периода определенным слоям, в которых найдены орудия. Посмотрев на эти карты, французский геолог Эдуард де Верниль не согласился с заключением Рибейро, указав, что так называемые четвертичные пласты определенно принадлежали плиоцену или миоцену. В это самое время во Франции уважаемый исследователь, отец Льюис Бурже сообщил о находках каменных орудий в третичных пластах. Под влиянием критики де Верниля и открытий Бурже Рибейро начал открыто говорить, что орудия в Португалии находят в плиоценовых и миоценовых формациях.

 

В 1871 году Рибейро представил в Лиссабоне Португальской Академии Наук коллекцию кремневых и кварцитовых орудий, некоторые из них, в том числе, найдены в третичных формациях в долине Тежу. В 18 72 году на собравшемся в Брюсселе Международном Конгрессе Антропологии и Археологии Рибейро представил дополнительные образцы, в основном, заостренные отщепы. Мнения ученых разделились.

 

На Парижской выставке в 187 8 году Рибейро представил 95 образцов третичных кремневых орудий. Влиятельный французский антрополог Габриэль де Мортилле посетил экспозицию Рибейро и заявил, что на 22 образцах несомненно были следы человеческой работы. Вместе со своим другом и коллегой Эмилем Картаильха-ком, де Мортилле пригласил других ученых посмотреть на образцы Рибейро, и все они были того же мнения, что добрая половина кремней определенно была сделана людьми.

 

Де Мортилле писал: «Очень хорошо видна намеренность работы, причем не только по общей форме, которая может быть обманчива, но и значительно более определенно по наличию ясно различимых площадок и без труда заметных ударных бугорков.» Иногда на ударных бугорках есть выщербины — небольшие осколки, отлетевшие от силы удара. На некоторых образцах Рибейро также было несколько длинных вертикальных параллельных сколов. Мало вероятно, что они остались от случайных ударов, нанесенных силами природы.

 

Леланд У. Пэтерсон, современный специалист по каменным орудиям, придерживается того мнения, что ударные бугорки — это самый важный признак намеренной обработки кремневого отщепа. Если на отщепе также есть остатки ударной площадки, то тогда даже с большей уверенностью можно сказать, что имеем дело с отщепом, который был намеренно отбит от кремневого ядрища, а не с куском кремня, разбитого природными силами, и который похож на орудия или оружие.

 

На рисунке 4.1 показано одно из миоценовых орудий Рибейро из Португалии, а для сравнения приведено одно принятое учеными каменное орудие из мустьерской индустрии позднего плейстоцена Европы. На них обоих есть черты намеренной обработки камня: ударная площадка, ударный бугорок, выщербина и параллельные сколы.

 

 

Рис. 4.1. Слева: вид спереди и сзади каменного орудия, обнаруженного в третичной формации Португалии. Его возраст составляет около 2 миллионов лет. Справа: общепризнанное каменное орудие (возраст — менее 100 тысяч лет) из мустерианского культурного слоя позднего европейского плейстоцена. На обоих орудиях ясно просматриваются следующие черты проведенной человеком обработки: 1) ударные платформы, 2) выбоины, 3) выпуклости и 4) параллельно расположенные следы скола.

 

На многих образцах на той же самой стороне, что и ударный бугорок, есть углубления со следами и фрагментами приставших к ним частиц песчанника. Этот факт устанавливает их первоначальное положение в слое. Но некоторые ученые все равно сомневались. На собрании 1870 года в Лиссабоне Международного Конгресса исторической антропологии и археологии, Рибейро представил еще несколько образцов из миоценовых пластов. В своем докладе Рибейро отмечал: «(1) Они найдены в цельных частях самих пластов; (2) у них были острые хорошо сохранившиеся края — это показывает, что они не переносились на большие расстояния; (3) на них была патина, сходная по цвету с камнями слоя, часть которого они образовывали».

 

Второй пункт особенно важен. Некоторые геологи заявляли, что это плейстоценовые кремневые орудия, вмытые в разломы миоценовых пластов новоднения-ми и потоками воды. Но если бы кремни подверглись такому переносу, то почти наверняка острые края бы отбились, а мы в данном случае этого не наблюдаем.

 

Конгресс назначил специальную комиссию, чтобы она осмотрела образцы и стоянки. 22 сентября 1880 года члены комиссии сели на поезд и поехали на север от Лиссабона. Во время поездки они осматривали древние форты на вершинах холмов и указывали друг другу на юрасовые, меловые и третичные террасы, когда они проезжали через долину реки Тагуз. Они сошли с поезда в Каррегадо. Затем отправились в соседнюю Отту и, пройдя еще два километра, они пришли на гору Монте-Редондо. Здесь ученые разошлись по разным ущельям в поисках кремней.

 

В книге «Доистория» Габриэль де Мортилле дает информативный отчет о происходивших на Монте-Редондо событиях: «Члены Конгресса прибыли в Отту, центр огромной осадочной формации. Это было дно древнего озера, в центре которого были пески и глина, а по краям — пески с камнями. Именно на берегах разумные существа могли бы оставить свои орудия. И именно на берегах этого озера, которое когда-то омывало Монте-Редондо, проводились увенчавшиеся успехом исследования. Мистер Беллучи, способный исследователь из Умбрии (Италия) нашел in situ кремень, на котором были неоспоримые следы намеренной обработки. До того, как он извлек его, он показал этот образец ряду своих коллег. Этот кремень был твердо зажат в скале. Беллучи пришлось поработать молотком, чтобы достать его. Определенно, он того же самого возраста, что и отложения. Камень лежал не на поверхности, в которую он мог рецементироваться значительно позднее, а был твердо закреплен в нижней части скалы, что располагалась над размытым эрозией районом (рис. 4.2). Трудно желать какой-нибудь лучшей демонстрации определения положения кремня в слое».

 

 

Рис. 4.2. Стратиграфия места находки у подножия Монте-Редонду, в районе Отта (Португалия), где Дж. Беллуччи нашел кремневое орудие: 1) песчаник; 2) миоценовый песчаниковый конгломерат с кремневыми орудиями; 3) поверхностные залежи эродированных орудий. Стрелка Х указывает на изначальное местоположение находки.

 

Некоторые современные специалисты считают, что конгломераты Отто относятся к раннему миоцену, то есть их возраст примерно 15–20 миллионов лет. В целом, кажется, что даже сегодня нет особых обоснований того, что открытия Рибейро не привлекают серьезного внимания.

 

Находки Л. Бурже в Тенае (Франция)

 

19 августа 1867 года в Париже, Л. Бурже представил Международному Конгрессу Доисторической антропологии и археологии доклад о кремневых орудиях, которые он нашел в раннеплейстоценовых пластах (которым 15–20 миллионов лет) в Тенае, в северной части центральной Франции. Бурже сказал, что они похожи на типы четвертичных орудий (скребла, сверла, лезвия, и т. д.), которые он нашел на поверхности в том же самом районе. Он нашел почти во всех этих миоценовых орудиях стандартные признаки человеческой обработки: точное ретуширование, симметричное откалывание, следы использования.

 

На Парижском конгрессе только несколько ученых признали, что это действительно были артефакты. Неудержимый Бурже продолжал находить все больше и больше образцов и палеонтологов и геологов, которые убеждались, что эти образцы были продуктами намеренной обработки. Одним из первых это признал Габриэль де Мортилле.

 

Некоторые ученые поставили вопрос о стратиграфическом положении найденных кремней. Первые образцы Бурже нашел в обломках горных пород на сторонах маленькой долины, которая пересекает плато в Тенае. Геологи, такие, как сэр Джон Прествич, возражали и говорили, что в сущности эти предметы были найдены на поверхности. В ответ на это Бурже провел раскопки в долине и нашел кремни, на которых были те же самые следы человеческой работы.

 

Но все же неудовлетворенные этим критики продолжали, что найденные на дне раскопок кремни попали на этот уровень через расщелины, находящиеся на вершине плато, где часто встречаются плейстоценовые орудия. В ответ на это возражение Бурже в 1869 году нашел на вершине плато один шурф. Во время раскопок он вышел на слой песчанника толщиной в один фунт, в котором не было расщелин, через которые плейстоценовые орудия могли бы проникнуть в нижние слои.

 

Еще ниже в этом шурфе — на глубине около 14 футов, в раннеплейстоценовом слое Бурже нашел много кремневых орудий. Де Мортилле писал в «Доистории»: «О значительном возрасте их геологического положения больше не оставалось сомнения».

 

Несмотря на эту ясную демонстрацию, у многих ученых сохранялись сомнения. В 1872 году на съезде в Брюсселе Международного Конгресса Доисторической антропологии и археологии Бурже представил множество образцов, сообщения о которых приведены в опубликованных протоколах Конгресса. Описывая заостренные орудия (рисунок 4.3), Бурже сказал: «Это шилообразный образец с широким основанием. Кончик в середине получился в результате последовательного ретуширования. Такой тип характерен для всех эпох. На противоположной стороне есть ударный бугорок».